Rustam Bikbov (rbvekpros) wrote,
Rustam Bikbov
rbvekpros

Categories:

Процесс 1909-1919. Часть 6. Мандельштам

Процесс 1909-1919. Часть 6. Мандельштам.
Дело Екатеринбургского Областного Комитета Конституционно-демократической партии.
("Уральский край", 25 сентября, № 204, 1909)
Речь М.Л.Мандельштама.
Прежде всего, начинает свою речь М.Л.Мандельштам, я должен отклонить неуместный комплимент, сделанный по моему адресу г. тов. прокурора.
Меня никто не "выписывал" для защиты подсудимых, я приехал защищать людей, которых привык глубоко уважать.
Я уважал их, когда сидел с ними рядом на съездах партии, я не менее, если не более, уважаю их и теперь, когда вижу их на скамье подсудимых.
Я явился защищать этих людей не только как обвиняемых, но как своих товарищей, вместе со мной преданных одному делу, верующих одному и тому же Богу.
Напрасно г. обвинитель говорит об отсутствии в данном деле блестящих представителей прокуратуры: г. обвинитель и сам достаточно "силен".
Однако, гг. судьи, я на многое не буду возражать ему.
Не буду возражать в области мифологии и говорить о безнравственной Венере.
Здесь суд, господа, а не институт благородных девиц.
Далее г. обвинитель воздвигал монумент шефу того правительства, которому он служит.
Это, конечно, понятно, и я также не буду возражать ему.
Т. обвинитель говорил, что будущая история занесет имя г.Столыпина между именами Менделева и Скобелева.
Не знаю, зачем в данном деле понадобилась эта символическая тройка и, так как я не имею никаких полномочий от будущей истории, то, повторяю, не буду спорить с г. обвинителем в этой области и прямо обращаюсь к делу.

В этом деле меня, прежде всего, крайне поражает одно коренное противоречие - в конституционном государстве конституционная партия сидит на скамье подсудимых.
Я не буду говорить о нашей конституции, так как говорить о ней также бесплодно, как вести спор о бессмертии души.
Но как бы то ни было, конституция у нас существует; она существует хотя бы в виде подобных процессов и исключительных положений.
Итак, в данном деле есть несомненное вопиющее противоречие.
Это противоречие, по-видимому, чувствует и сам г. обвинитель, иначе он не посвятил бы половины своей речи защите (выделяю для себя - Р.Б.) поведения прокурорского надзора по отношению к данному делу.
Защищая прокурорский надзор г. обвинитель заявляет, что он не обвиняет к.-д. партию в каком-либо преступлении...
Что же в таком случае мы здесь делаем?!..
Он обвиняет партию, видите ли, в неприличном поведении!
Но, господа, суд у нас не классная дама...
Он обвиняет партию в отсутствии идеальных начал!
Напрасно г. обвинитель присваивает себе премию за добродетель; суд обвиняет только за преступления, и г. обвинителю это должно быть известно более чем кому-либо другому.

Здесь все время говорят о том, что к.-д. партия не легализована.
Однако партия проявляет кипучую деятельность и ее никто в том не стесняет.
Согласитесь, что в этом кроется нечто невероятное.
Если какой-нибудь иностранец прослушал бы обвинительный акт (зачем ем это слушать? без оглядки на иностранцев нельзя? ничего не меняется - Р.Б.), он был бы крайне изумлен; партия покрыла всю Россию сетью своих организаций и между тем ее никто не знает!
Что же это такое? - это какой-то Калиостро 20-го века!
Центральный комитет находится бок о бок с центральным правительством, чуть ли не рядом с департаментом полиции; партия совершенно открыто действует в Москве, где генерал-губернатор Гершельман (1)!
Согласитесь, что во всем этом кроется нечто в высшей степени нелепое.
Обвиняемый Кроль заметил в своей речи, что он завидует юристам, "которые могут хоть что-нибудь понять в этом деле"; я юрист, но также ничего не могу в нем понять, и разъяснения прокурора об игорных домах мне ничего не дали.

Перед вами, гг. судьи, лежит книжка, заключающая в себе перечень по губерниям местных групп партии, их сотни.
В Пермской губернии был произведен обыск, доставивший переписку одной из таких групп.
Что было с ней делать? - возбудить дело?
Такие дела, гг. судьи, не возбуждаются, они не возбуждаются по причинам как юридическим, так и политическим.
По юридическим потому, что пока Сенат не высказал своего мнения, дело не может считаться оконченным.
Политические же причины сложны и разнообразны.
Есть сообщества вредные; такие сообщества преследуются.
Но может ли партия народной свободы быть названа вредной?
Она стремилась создать счастливую и спокойную Россию..
Спокойную - да, но "не спокойным сном могилы!"
Она желала создать ее довольной и обеспеченной, она желала этого не для одной лишь "господствующей" нации (это одно из основных положений, которое привлекло в партию, в частности, и прогрессивно настроенных и образованных мусульман - Р.Б.) -  нет, она стремилась, "чтобы каждый сущий в ней язык" считал себя равноправным членом одной дружной семьи, сыном одной любящей матери!
И над всем партия желала иметь всевластный, всепокоряющий закон!
И всего партия стремилась достичь одним лишь законным путем, одними лишь законными средствами.

Я перейду к ее составу.
Не как Венера вышла она из волн морских; нет, она родилась давно, она родилась вместе с вами, г. обвинитель.
Она создавалась вместе с реформами Александра второго вместе с земским и городским самоуправлением, вместе с нелицеприятным судом.
Она родилась тогда, когда страна впервые проснулась для новой жизни.
Тогда выступила на сцену общественная сила; в течение полустолетия накоплялась эта сила, в течение полувека слагалась партия.
Пусть же правительство будет последовательно и посадит на скамью подсудимых не только этих, случайно выхваченных лиц.
Пусть оно разрушит земство, упразднит адвокатуру, уничтожит профессуру.
Нет, оно этого никогда не решится сделать!
Мало того, нужно считаться с международными отношениями.
В наше время развитых, широких международных отношений, как бы ни хотели, уже нельзя запечатать окна в культурный мир.
Партия народной свободы рассматривается всем цивилизованным миром как единственная культурная оппозиционная партия России.
Она необходима, и правительству с ней как с таковой волей-неволей приходится считаться.
Лидер партии Милюков заявил не так давно в Англии: "мы являемся оппозицией не Его Величеству, а Его Величества".
Пусть же правительство будет последовательно, пусть оно предъявит подобные обвинения и садит в тюрьмы и оппозицию Его Величеству и оппозицию Его Величества!
Нет, правительство сознает, что этого сделать нельзя и у него не хватит на это мужества!

Почему же нас не легализуют?
Как хотел бы я обладать юношеским легковерием г. обвинителя и думать, что достаточно сделать в прошении кой-какие "поправочки" и - дело в шляпе.
Нет, г. обвинитель, дело далеко не так просто, "есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось твоей учености". (смех в публике)
Если с нами не хотят открыто воевать, то не хотят и без боя сдаться.
Напрасно думает г. обвинитель, что мы сами не стремимся к легализации.
Право легальной деятельности необходимо нам, мы его страсто желаем, оно необходимо нам, как живому организму необходим воздух.
Попробуйте, дайте нам право открыто выступать!
Мы наводним тогда нашей литературой города, мы забросаем ею села и деревни, мы создадим общественное сознание, мы приложим все усилия, чтобы создать истинную Государственную Думу, и тогда, тогда будут немыслимы подобные процессы.
Но нет, нам этого права не хотят дать и не могут дать, нас ненавидят.
Наша партия вербует своих членов от самых общественных низов и до самых верхов.
Ее членами состоят и князья Долгоруковы, представители самых верхних слоев и Кутлер (3), вчерашний член центрального правительства.
За это-то нас так и ненавидят, ибо никогда чужие не борются так страстно и ожесточенно, как борются свои между собой - это психологический закон (к счастью, это всего лишь заседание суда, а не лекция по психологии - Р.Б.).
Стоило Милюкову произнести в Англии свою знаменитую речь, явилась некоторая надежда на легализацию, и эта борьба снова достигла крайнего напряжения.
Вот что мешает нашей легализации.
Россия, гг., стоит на перепутьи.
Впереди дилемма (4): или, перешагнув через труп Государственной Думы, черная пята реакции раздавит нашу партию, или партия, выросшая и окрепшая, займет подобающее ей место. (партию и друг друга в итоге предадут те, кто её и создавал, а не реакция - Р.Б.)
А пока идет борьба.
Какая же политика применяется в этой борьбе?
Какова бы эта политика ни была (я говорю, так сказать, об ее этической стороне), она соответствует своей цели.
Сильная власть знает в таких случаях только два пути - или раздавить или признать.
С нами избран третий путь: ни да, ни нет, избрана политика мелких уколов.
Правительство, видите ли, делает вид, что оно не знает, не ведает о существовании партии.
И вот сейчас ему, как обманутому мужу, скрывающему неверность своей жены, докладывают любезные и услужливые друзья - "смотри, твоя жена тебе изменяет".
Из Екатеринбурга несется подобный услужливый крик: "а у нас в конституционном государстве есть конституционная партия, держи ее, держи!!" (Смех в публике) - (а я спрошу вас, где здесь обманутый муж и обманывающая жена? Брак я вижу... а смех? Над ловкостью бракодела? - Р.Б.)

Далее М.Л.Мандельштам обращается к юридической стороне дела.
Он оспаривает взгляд обвинительного акта и товарища прокурора на местную организацию партию, как на самостоятельное общество, и, между прочим, основываясь на телеграмме пермского губернатора, говорит, что губернатор не мог бы разрешить собрания, если бы не рассматривал местную организацию как филиальное отделение партии, ходатайствующей о своей легализации.
Обращаясь к правилам 4 марта, М.Л.Мандельштам говорит:
- Правительство установило к обществам различное отношение, одним оно отвечает - рождайтесь, но мы будем вам повивальной бабкой.
Разумеется, такое отношение неприменимо к ранее до издания правил сущестоввавшим, так сказать, бородатым обществам.
Для полседних созданы были другие правила; все эти правила партия выполнила.
Что же ей отвечали? - ни да, ни нет; ей ответили "ваше прошение не оплачено гербовым сбором".
Далее М.Л.Мандельштам, обращаясь к детальному рассмотрению правил 4 марта, выясняет условия существования и деятельности нелегализованных обществ, и доказывает, что до окончательного решения, сенатского решения, деятельность таких обществ должна считаться вполне закономерной.
Так смотрело на дело, заключает М.Л.Мандельштам, и министерство внутренних дел, так смотрел горный департамент, так смотрел воронежский окружной суд, так смотрели и мы.
Моя речь окончена.
Г. обвинитель в конце своей речи бросил тяжелое, весьма тяжелое обвинение.
Дело юристов, сказал он, сидящих на скамье подсудимых, было соблюсти свою присягу, соблюсти закон.
Тяжелое обвинение!
Тем более тяжелое, что если оно не подтвердится, то целиком падет на голову того, кто осмелился его бросить.
Теперь я обращаюсь к вам, гг. судьи.
Тяжелое время мы переживаем, господа, и вы и мы  одинаково, хотя бы мы и находились на двух противоположных общественных полюсах.
Мы переживаем время, когда с высоты думской кафедры могли раздаваться кощунственные слова - Слава Богу, у нас нет парламента!
Могут, пожалуй, раздаться и другие, не менее кощунственные слова:
- Слава Богу, у нас нет суда!
Но нет, я не могу, не хочу поверить этому - суд у нас есть, и вы это нам докажете!
(Продолжительные аплодисменты)

Продолжение следует.
Мандельштам, 1916 год.
Я не хочу на этих словах расставаться с Мандельштамом. У меня есть возможность сделать несколько замечаний о его позиции в 1916 году, когда кадетская партия фактически разваливается. Об этих событиях в книге:
Гайда Ф.А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 - весна 1917 г.). М.: РОССПЭН, 2003 - 432с.
В двух словах, предложения московских левых кадетов, возглавляемых Мандельштамом, 6-м съездом конституционно-демократической партии (февпаль 1916 г.) будут отвергнуты, вина за партийные неудачи будет переложена на местные комитеты...
192. Мандельштам: "Мы с грустью видим, что наши центральные органы сражаются не только направо, но и налево, т.е. с партиями, с которыми нам по одному пути". 196. Мандельштам не проходит в ЦК партии.
195. Гайда: "Левые кадеты разъехались, предпочитая скрывать свое недовольство. Делегат от Риги Н.М.Вторых писал в Москву своему партийному товарищу Б.К.Фрелиху: "Слишком много самодовольства и самоуверенности у главарей партии".
196. Гайда: "Съезд показал, что в провинциях кадетская партия развалилась. ... партийная верхушка вплоть до революции положением местных филиалов перестала интересоваться".
197. Гайда: "Левое крыло партии оказалось окончательно оттерто на партийную периферию и могло лишь выражать недовольство результатами съезда в своем собственном кругу. 28 февраля на квартире М.Л.Мандельштама состоялось совещание левых кадетов, на котором присутствовало 25-30 человек. Мандельштам подготовил доклад о задачах партии. Он раскритиковал позицию Милюкова, который, по его мнению, вовсе не учитывал настрояения в стране и в Москве".

- Речь П. Н. Милюкова на заседании Государственной думы. 1 ноября 1916 г. Сайт - Документы XX века. Всемирная история в Интернете.
Примечания.
(1) Гершельман Сергей Константинович
Московский генерал-губернатор (с 5 июля 1906). Во время смуты 1905—1907 годов активно поддерживал черносотенцев, способствовал возникновению монархических организаций среди рабочих. 21 ноября 1907 пережил покушение эсерки Севастьяновой. Командующий Виленским военным округом (17 марта 1909). Генерал от инфантерии (1910). Скончался в г. Вильно 17 октября 1910, похоронен в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург).
(2) "Оппозиция Его Величества, а не Его Величеству".
Понятно, что Мандельштам далек от ироничного толкования этого выражения.
"Выражение лидера партии кадетов Павла Николаевича Милюкова (1859— 1943) из его речи, произнесенной (19 июня 1909 г.) на завтраке у лорд-мэра Лондона (в период пребывания делегации Государственной думы в Англии). В оригинале (Речь. 1909. 21 июня): Пока в России существует законодательная власть, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией Его Величества, а не Его Величеству.
В данном случае П. Н. Милюков только повторил известное английское парламентское выражение. С учетом известного различия между русской и английской политическими культурами, его фраза в России, особенно в левых кругах, приобрела одиозную известность и обычно цитировалась только иронически в смысле: ручная, карманная, декоративная оппозиция, угождающая верховной власти. - Вадим Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений.
- Милюков П.Н. Воспоминания (1859-1917). Под редакцией М. М. Карповича и Б. И. Элькина. 1-2 тома. Нью-Йорк 1955. - Библиотека Якова Кротова.
(3) Кутлер Николай Николаевич
... В 1904 — заместитель министра внутренних дел.
1905 — заместитель министра финансов и управляющий государственными Дворянским и Крестьянским земемельными банками.
28 октября 1905 был назначен главноуправляющим землеустройством и земледелием в Совете министров.
1906 — в марте по требованию консервативной дворянской оппозиции вышел в отставку из-за предложенного им проекта отчуждения части помещичьих земель (сдаваемой в аренду) в пользу малоземельного крестьянства.
С 1906 кадет, член ЦК партии кадетов, соавтор аграрной программы кадетов.
1907 — избран во 2-ю Государственную Думу. В 3-ю Госдуму не баллотировался, однако в 1909 прошёл в неё, баллотировашись на свободное место (Думу покинул один из депутатов от Петербурга).
...В 1921 году Кутлер входил во Всероссийский комитет помощи голодающим, в связи с чем 27 августа 1921 года был снова арестован. Через месяц он был освобожден, по предложению наркома финансов Н. Н. Крестинского принят на советскую службу и введен в состав правления Госбанка РСФСР.[2] Также работал в Наркомфине. Кутлер был одним из организаторов денежной реформы в 1922—1924 гг, в ходе которой была введена новая валюта, обеспеченная золотом[3]. Его подпись — на советских «червонцах» 1922 г.
(4) "Дилемма заключенного"
случайная находка, в итоге, в нашей ситуации все выберут - предать... советую пройти по ссылке Википедии... до эффективности по Парето.

Интересно: Розанов В.В. Черный огонь.

1890. Мандельштам М.Л. Интеллигенция как категория капиталистического строя

Tags: 1909, Адвокатура, Екатеринбург, Кадеты, Милюков, Партийное строительство, Право
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments