?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
Яналиф. Черновик.
rbvekpros

Ильминский ничего не придумывал, его логика не выходила за рамки логики, подчиненной государственной целесообразности и здравого смысла: если русскими буквами написать тексты на родном языке, то дети овладеют русской грамотой в очень короткое время. Выучившись читать русскими буквами, но на своем родном языке написанные книги, они безо всякого затруднения перейдут к чтению русских книг.[1] По иронии судьбы этот принцип и будет заложен в основу культурного развития тюркских народов.


20 января 1907 года председатель совета министров принимает группу мусульман с запиской о «транскрипции», принимает весьма сурово, с упреками в их адрес, высказывая свое убеждение, что за этой запиской скрывается не что иное, как политика, что это следствие агитации и пропаганды кадетов, к числу коих принадлежит, по его сведениям (и это действительно так), большинство мусульман. Он также выражает свое неудовольствие съездом мусульман в Нижнем Новгороде в августе минувшего года.

- Я вам разрешил его для известных целей (молодое поколение историков нам когда-нибудь, надеемся, разъяснит, что это за цели), вы вышли из рамок.

Несколько раз упрекнув депутатов в принадлежности мусульман к партии кадетов, Столыпин выразил также свое неудовольствие мусульманской печатью, которая «слишком революционна».

Депутация в ответ на упреки заявила, что в их записке, касающейся только учебных заведений и, главным образом, вопроса о транскрипции, нельзя усмотреть никакой политики и менее всего здесь можно видеть ка-детское политиканство, в котором премьер так по-отечески страстно несколько раз упрекнул депутацию. Вопрос о транскрипции, заключающийся в том, что мусульмане хотят заставить упразднить свой арабский алфавит, применяемый ими свыше 700 лет, - и заменить его кириллицей – вопрос уже многих лет. Инициатива этого замысловатого стремления принадлежит известному в своем роде казанскому профессору Ильминскому, состоявшему в беспрерывной переписке с Победоносцевым. Письма эти ныне отпечатаны и в них видно, что эта мера предложена была Ильминским с целью осуществить чисто миссионерские задачи.

Таким образом, вопрос существовал уже давно и долгое время не мог быть подымаем в виду дружбы Ильминского с Победоносцевым и весьма сочувственного отношения последнего к данным перспективам. Но даже и само поднятие вопроса состоялось задолго до того, когда сама ка-детская партия зародилась.

К концу приема, длившегося 40 минут, премьер смягчился, чуть не растрогался, обещал в мае учредить комиссию для пересмотра вопроса и направил депутацию к министру народного просвещения.

На другой день мусульмане были у П.М.Кауфмана, который беседовал с ними около полутора часов и тоже «обещал».[2]

Эта трагикомическая ситуация не позволила мне удержаться от иронии, стилизованной под вдохновенное перо уральского журналиста.

Итак, вернемся к осуществлению национальной политики в Советской России. Подобному перевороту в сознании подвергался только тюркский мир. Писать слева направо, и вдруг наоборот. В нашем представлении слева направо – это вперед. Мы также следим за любым движением, оно у нас правостороннее. Но если брать движение руки при действиях, то оно происходит справа налево. Движением к себе – скрести, тянуть, движением от себя отдавать (или ударять?). Что за путаница могла произойти в сознании этих народов. И в то же время говорить о прогрессе в арабском мире, даже если страна достигла высокого уровня благосостояния, очень непросто. Гадать о судьбе тюркских народов еще сложнее: потеря ли это самобытности или, напротив, путь к ее раскрытию? Гадать не будем, лучше обратимся к этому драматическому периоду. Важность этого события вне сомнений, нация переживает один из переломных моментов в своей истории. С точки зрения человека конца ХХ - начала ХХI века многое неясно. Немало сделано однозначных и однобоких выводов относительно того, что происходило в те годы.

В 1924 году в Москве организуется Комитет нового алфавита с представительством различных тюркских народов.

Поворотным моментом в основном считают 1 тюркологический съезд в 1926 году в Баку. Вопрос о введении латинизированного алфавита решен. В авангарде движения за новый алфавит находятся азербайджанцы, что обусловлено их этнической и географической близостью к Турции, которая принимает латинизированный алфавит в 1924 году. 13 февраля 1927 года Агамалы-оглы, собрав представителей тюркоязычных народов, прибывших на сессию Всесоюзного ЦИК, обсудил вопрос организации Всесоюзного Центрального Комитета по проведению нового тюркского алфавита. Решением ЦИК СССР от 1 марта 1927 года был создан ВЦКНТА под руководством С.Агамалы-оглы.[3] Этот Комитет становится координатором всей работы по созданию письменности для всех народов СССР. В 1927 начинает выходить журнал Jaņalif. СНК ТАССР специальным указом от 3 июля 1927 года утверждает латинскую графику в качестве официального алфавита татарского языка. Все школы и издательства с 1 января 1930 года должны перейти на новый алфавит.[4]

15 октября 1928 года на заседании Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета XIII созыва слушается проект постановления ВЦИК и СНК РСФСР о введении среди тюрко-татарских народностей, населяющих территорию РСФСР, не входящих в состав автономных республик или областей, нового тюрко-татарского латинизированного алфавита. Проект постановления утверждается в следующей редакции:

«Учитывая наблюдающееся среди тюрко-татарских народностей, населяющих территорию РСФСР, не входящих в автономные республики ил области, большое стремление к изучению и применению нового тюрко-татарского латинизированного алфавита, выразившееся в стихийной организации, как в городах, так и в деревнях по инициативе самого населении специальных школ и курсов по изучению нового алфавита, а также признание этого алфавита государственным в ряде тюрко-татарских автономных республик и областей РСФСР, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров РСФСР, идя навстречу этим горячим стремлениям широких масс трудящихся тюрко-татарских народностей и признавая за новым латинизированным алфавитом колоссальное культурно-экономическое значение, - постановляют:

1. Обеспечить обучение на новом тюрко-татарском латинизированном алфавите в школах и ликпунктах, а также и работу на нем в других просветительных и советских учреждениях, обслуживающих тюрко-татрские народности, населяющие территорию РСФСР, не входящие в автономные республики или области, в сроки, установленные правительством РСФСР.

2. Поручить Государственной Плановой Комиссии РСФСР совместно с Народным Комиссариатом Просвещения РСФСР, Комитетом по введению нового тюркского алфавита и другими заинтересованными учреждениями и организациями, в трехмесячный срок разработать и представить на утверждение Совета Народных Комиссаров РСФСР план перехода тюрко-татарских народностей РСФСР, не входящих в автономные республики, или автономные области, на новый тюркский алфавит с тем, чтобы окончательный переход на этот алфавит был завершен к 1936 году и в соответствии с указанным сроком разработан календарный план и порядок перехода с установлением источников финансирования, как по государственному бюджету РСФСР, так и местным бюджетам соответствующих исполнительных комитетов».[5]

1928 год - год активизации движения на Урале за новый латинизированный алфавит. Как представляли это событие участники процесса, можно судить по докладу Уральского Областного Организационного Бюро Нового Тюркского алфавита.

Основные недостатки арабского алфавита по отношению к тюркским народностям были:

  • недостаточность в арабском алфавите необходимых для тюрко-татар гласных букв,
  • отсутствие некоторых согласных букв,
  • обилие неупотребляемых среди тюрко-татар арабских букв,
  • разновидность в изображении одной буквы (в начале, середине, конце и отдельно),
  • нераздельность (сливаемость) букв,
  • отсутствие разработанной грамматики (разнообразие, частые изменения),
  • неприспособленность к европейской технике (написание справа налево, затраты громадных средств и энергии на приспособление арабских букв к пишущим машинкам, линотипам, монотипам были безуспешны и др.)
  • дороже себестоимость изданий, вследствие того, что наборщики на арабском шрифте набирают меньше знаков, невозможен машинный набор, меньше входит в печатный лист,
  • обучение грамоте требует больше времени и дороже.

Неприспособленность арабского алфавита к обслуживанию культурно-экономических нужд породила два течения:

  1. реформаторов арабского алфавита,
  2. сторонников замены арабского алфавита другим.

Реформаторы арабского алфавита в течение 5-6 десятилетий, затрачивая большие усилия и энергию, пополняя буквой за буквой, упраздняя лишние буквы, сокращая разновидность изображений – все же не могли разрешить алфавитной проблемы. Наоборот, вопрос все осложнялся, увеличивалась путаница. А исторической ролью, так бы хотелось избежать ироничности, реформаторов алфавита в итоге оказывается - обоснование неприспособленности арабского алфавита для тюрко-татарских народностей.

Идея замены арабского алфавита латинским в России возникла в начале 2-й половины 19 века среди турков Северного Кавказа, в начале 20 века она подхватывается волжскими татарами.

В 1926 году в Баку проходит 1-й Всесоюзный Тюркологический съезд. Съезд, признав техническое преимущество и прогрессивность латинской системы алфавита, все же предоставило право каждой тюрко-татарской республике самостоятельно решать вопросы перехода на НТА. Наиболее острая борьба между арабистами и латинистами разворачивается в Татарской Республике. Среди арабистов не было полного единства, часть (меньшинство) из них во главе с Г.Шарифом «доказывали» совершенное превосходство и преимущество этого алфавита (к ним, что небезынтересно, примыкали и сторонники перехода на кириллицу). Другая же часть во главе с Ибрагимовым, в принципе, признавая преимущество латиницы, считали несвоевременным переход на нее, считая, что это задержит культурный рост нации, погибнет культурное наследие, население воспримет это как посягательство на их религию.

1926 год.
8-9 июня 1926 года в Свердловске проходит совещание инспекторов нацмен, на котором с докладом «О введении латинской транскрипции среди тюркских народностей» выступает Абайдуллин.[6]

1927 год.
Идея о создании общества Яналиф в татаро-башкирском активе Свердловска возникает в августе-сентябре 1927 года.[7] Здесь я немного уточню. 10 июля 1926 года на Совещании Совета национальностей нерусского языка УралОНО Абайдуллин делает доклад о применении латинской транскрипции. К сожалению, по этому документу я не могу судить о том, какой именно смысл вкладывался в понятие транскрипция, но он неоднозначен. Участники совещания предлагают: признать целесообразным переход на латинскую транскрипцию, считать приемлемым переход на латынь для тюркских народностей, государство должно оказывать помощь, но не считать целесообразным государству заниматься этим вопросом, решать его только через добровольные общества, государство же может оказывать лишь «лояльную» помощь (термин оригинала).[8]

В середине сентября 1927 года Свердловский Окружной Комитет ВКП(б) созвал первое совещание по этому вопросу партийно-комсомольского и просвещенческого актива. На совещании выявилось три течения: сторонники Н.А. (к сожалению, меньшинство) сторонники арабского алфавита и вместе с ними сторонники перехода на русский алфавит и лица «так называемой «выжидательной политики», которые боялись практических мероприятий и ожидали официальных директив от центра». Совещание, большинством голосов отвергнув резолюцию докладчика, ограничилось избранием комиссии из 3-х человек (из них 2 противника и один сторонник НТА). Комиссии было поручено подготовить материалы к перенесению вопроса в Агитпром Коллегии Окружкома партии.

В конце сентября по приезде инструктора ВЦК НТА состоялось второе широкое совещание актива, на котором была принята резолюция, поддерживающая точку зрения сторонников Н.А., и избрана инициативная группа из 5 человек по организации ячеек Яналиф и переписки с городами и районами. К 1 декабря было создано 25 ячеек, в которых состояло 600 членов.

«Стихийный рост организации Яналиф потребовал организационного охвата и систематического руководства движением». В декабре 1927 года вопрос разрабатывается на коллегии подотдела нацмен Обкома ВКП (б) и секретариат Обкома выносит постановление о создании Уральского Областного Организационного Бюро и одновременно дает директивы Окружкомам и фракциям профессиональных советских организаций о поддержке движения. Избирается Бюро в составе 9 человек и его президиум в составе 3 человек. Председателем Бюро становится Шамматов М.Н., впоследствии Уразмухаметов, ответственным секретарем Галеев. На 1 августа 1928 года в обществе уже 4023 члена. Грамотных на Яналифе к осени 6000 человек, из них прошедших ликпункты Яналиф 3600, краткосрочные курсы – 350, самостоятельно изучившие – 2050.

Независимо оттого, что движение возникло относительно поздно и испытывало недостаток в средствах, оно достаточно быстро и безболезненно овладевало массами, а отсутствие широкой дискуссии по вопросу позволило сразу приступить к работе. 29 декабря 1928 года при Облисполкоме и Окружкомах создаются Комитеты Содействия введению нового тюркского алфавита. Председателем Комитета при Облисполкоме становится Плешков, замом Сарабский, членами Комитета – Нугаев, Истомин, Уразмухаметов, Шамматов, Абайдуллин, Галеев, Гатауллина, кандидатами - Касимов, Гатауллин.[9] 8 октября 1928 заседание Малого Президиума Облика принимается решение просить редакцию «Сабан эм чукеч» печатать часть материала на новом алфавите и разработать 5-летний план перехода на новый алфавит.

1928 год.
Турция.

В июне 1928 года Кемаль Ататюрк создает в Анкаре специальный комитет, занимавшийся проблемой переложения турецкой фонетики на латинскую письменность. Далее – интерпретация событий востоковедом Ушаковым. «Затем новым алфавитом занялся сам Кемаль, постаравшийся как можно ближе приблизить фонетику к своему македонскому диалекту. Комиссия приняла все его замечания и тут же заявила, что переход на новый алфавит займет от пяти до пятнадцати лет. Говорят, Кемаль громко рассмеялся: «Все будет сделано в несколько месяцев!»

Через несколько месяцев Кемаль пригласил в Долмабахче учителей, журналистов и ученых попросил их принять активное участие в создании специальных классов по ликвидации неграмотности. «Наш прекрасный и гармоничный язык должен найти теперь свое воплощение в новом турецком алфавите. Мы должны принять новые буквы для нашего прекрасного языка и освободиться от непонятных значков, в железных тисках которых наш мозг томился в течение веков… Научитесь без промедления новым буквам. Обучите им весь народ… Рассматривайте это как патриотический и национальный долг». На следующее утро у дворца была установлена огромная доска, и президент республики сам давал уроки всем желающим.[10]

1929 год.
8 марта 1929 года секретариат Обкома освобождает Плешкова от должности председателя Обкома НТА, им становится Сарабский, замом Гатауллин.[11] Постановлением Малого Президиума от 17 декабря 1929 года Объединенные добровольные общества Яналиф упраздняются, создается Комитет нового тюркского алфавита при Президиуме Облика.[12]

Турция.
В 1929 году меджлис принял закон о переходе с арабского алфавита на латинизированный, и Кемаль сразу же назвал его «ключом, с помощью которого турецкий народ быстро научится читать и писать».

В первый раз в истории Турции речь Кемаля транслировалась по радио, и на многих зданиях Анкары горели буквы нового алфавита. По всей стране были открыты «национальные школы», где население училось читать и писать.[13]

1936 год.
О событиях на Урале: Расстрелянная экспедиция в Бардымский район. Вопросы языка. 1936 год.

Из протокола заседания Президиума ВЦКНА от 28 сентября 1936 года:
«Считать необходимым составление стабильной терминологии на русском языке в первую очередь по точным и естественным наукам применительно к учебным программам средней школы и существующим стабильным учебникам с тем, чтобы в дальнейшем эта терминология явилась стабильной основой для разработки терминологии на языках, переведенных на НА (не позднее конца 1937 г.)[14]

1937 год. Переход на кириллицу.
В 1937 году ВЦКНА будет распущен. Разработка алфавитов на русской основе проводится в 1938-1940 гг. изолированно местными научно-исследовательскими учреждениями. Первый вариант русского алфавита (какая бессмыслица!) публикуется 1 августа 1938 года. Автор проекта Файзуллин М. Проект не принят. Не вдаваясь в подробности, сообщим, что был принят другой проект и утвержден специальным указом правительства от 5 мая 1939 года.[15] Он действует по сию пору. Об успешном завершении перевода языков народов СССР на кириллицу официально будет объявлено в июне 1941 года.[16] Несовершенство нового алфавита было очевидно сразу. Предполагалось его дальнейшее совершенствование.

Эти попытки делались в Татарстане в 1954 и 1959 годах. Система была порочна изначально, ее совершенствование – и до сих пор вызывает горькое недоумение и раздражение.

В 1972 году один из видных специалистов в тюркологии без бросающихся в глаза оговорок писал: «… следует признать, что современные тюркские алфавиты на русской основе ни в отношении йотированных гласных, ни в отношении других условностей не способствуют облегчению усвоения русского языка тюрко-язычными школьниками, но напротив – затрудняют усвоение различных принципов русской орфографии и орфографии для тюркских конкретных языков…»[17]

1938 год. Конец.
Вернемся к тому, как были восприняты идеи перевода татарской письменности на кириллицу. Вот письмо редактора газеты «Социализм Юлы» Мулюкова. Это 1938 год, точный даты нет. Перепечатываю текст оригинала, не исправляя ошибок и опечаток автора. По письму можно судить о степени деградации работников национальной культуры Свердловской области.

«О проекте нового алфавита татарской письменности.

Дореволюционная письменность тюрко-татарского народа была основана на арабский алфавит, что существовала и после революции, примерно до 1927 года. Такая письменность, как феодальное наследство, тормозила культурному росту населения тюрко-татар, тормозила развитии разговорной речи.

Ясно, что такая письменность не могла больше существовать, ибо она далеко остовала от культурной жизни трудящихся масс. В 1927 году почти все тюркские народы, в том числе и татары, перешли на новый алфавит – на «яналиф», последний был почти полностью основан на латинском алфавите, за исключением нескольких букв, свойственных татарскому языку. Переход на такой алфавит имел большое политическое значение. Но буржуазные националисты и их прихвостни штыком встретили новый алфавит. Националисты были разбиты на голову и трудящиеся массы с большой охотой приняли новый алфавит.

Но у яналифа то же были свои недостатки. Например, медленно осваивалась быстрота чтения. Школьники и нетолько школьники, путали некоторые буквы татарского алфавита с некоторыми буквенными знаками русского шрифта. (Например, в русском алфавите знак «В» – в татарском алфавите означает «Б», знак «С», в татарском означает «Ч»).

Сейчас татарский язык обогатился и обогащается интернациональными и русскими словами, это требует новые знаки. Например, сейчас татары употребляют как и русские, слово «цех», а знак «ц» в татарском алфавите не имеется. Примеров можно привести много.

Такие неудобства ставили вопрос о переходе на русский алфавит.

Сейчас в Татреспублике идет обсуждение проекта нового алфавита. Первый проект был составлен профессором-лингвистом тов.Фазлуллиным и помещен в газете «Кызыл Татарстан». Ниже приведен проект нового алфавита».

Далее в документ вклеена вырезка из газеты с новым алфавитом: весь русский алфавит, а после буквы «я»:

Жъ – ç, нъ - Œ, хъ – h, аъ- d, уъ - ›, оъ - », ый – ьj.

Продолжаю текст Мулюкова. «Этот проект в основном составлен правильно. Но в нем в тоже время имеются существенные недостатки.

Дело в том, что здесь т.Фазлуллин исключает существовавшие раньше буквы, специфичные для татарского языка. Например, он выбрасывает знаки «Q», «…», без которых невозможно правильно произнести татарские слова. Он эти знаки заменяет буквами «К», «Г». Эти буквы, конечно, близки своему произношению к русским буквам «К», «Г», однако, никак не могут заменить буквы “Q”, “…” – которые имелись в яналифе. Такие крупные недостатки подвергались к резкой критике в обсуждении проекта, и вносились еще кое-какие изменения, более или менее облегчающие грамматику татарского языка. А в основном проект т.Фазлуллина одобряется.

Проект и крупные выступления были перепечатаны и в нашей газете «Социализм Юлы».

По проекту нового алфавита прилагаем текст, напечатанный в нашей газете «Социализм Юлы».

(Далее вклеена вырезка из газеты. Перевод в данном случае и смысла не имеет, текст примитивен, под стать сочинению первоклассника.)

Уьрнякле торак еорты.

Егоршино копиьалярендяге 16-нчы номерлы торак еорты культуралы итеп жьихьазландырылган. Бу гомуми торак оертында копиаьлярдя ошлявче татар хьям рус кызлары торалар. Гомуми торак хьяр вакыт чиста була. Кроватлар яхшы, матрац хьям одеял, простыня хьям мендярляр белян тя`мин ителгянмяр. Венски урындыклар хьямяхшы тумбочкалар, диваннар куелган. Матур чячякле гоьлляр уьсеп торалар. Стеналарга партия хьям хоьккюмят жьитякчеляренень рясемняре эленгян. Торакта торучылар кайнаган су белян хьяр вакыт тя`мин ителгянняр. Идян юучы Халитова Миньнибикя иптяш торакны чиста тотуда башкаларга уьрняк кюрсятя. Ул торакта чисталяк, гигиена оьчен коьряшя.

Лякин аьле торакта жьитешмягян яклар да бар: торакка радио кертелмягян. Кызыл почмак музыка кораллары белян, рус хьям татар телендя чыга торган газета-журналлар белян тя`мин ителмягян. Рудком председателе Миронов иптяш бу турында яхшы беля, лякин ул, рудкомнынь культура чаралары оьчен акчасы булуга карамастан, бу кимчелеклярне бетеруь турында кайгыртмый.

И.М.Клевец.

И уже от руки подпись редактора газеты «Социализм Юлы» - Мулюкова.[18]

[1] Юлдашбаев Б.Х. История формирования башкирской нации. – Уфа, 1972. – с.240.
[2] Депутация мусульман у П.А.Столыпина. – Уральский край, 7 февраля, 1907.
[3] Исмаилова Г.Г. К истории азербайджанского алфавита. //Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР. М., 1972. – с.30.
[4] Курбатов Х. Алфавит татарского языка. // Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков народов СССР. М., 1972. – с 128.
[5] ГАСО, ф.88,оп.5, д.85, л.138. Копия.
[6] ГАСО, ф. Р-233, оп.1, д.163, л.175.
[7] ГАСО, Ф.р-88, оп.5, д.15, л.23-25
[8] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.163, л.176.
[9] ГАСО, Ф.р-88,оп.5,д.15,л.23-25
[10] Ушаков А. Феномен Ататюрка. – М., 2002, 383 с. – с.322.
[11] ЦДООСО, ф.4, оп.7, д.36, л.85.
[12] ГАСО, Ф.р-88, оп.5, д.15, л.18,21
[13] Ушаков А. Феномен Ататюрка. – М., 2002, 383 с. – с.323.
[14] ГАСО, Ф.88, оп.1, д.4406, л.19
[15] Курбатов Х. Алфавит татарского языка. // Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков народов СССР. М., 1972. – с 129.
[16] Алпатов В.М. 150 языков и политика: 1917-2000. М.2000. с.88,89.
[17] Баскаков Н.А. О современном состоянии и дальнейшем совершенствовании алфавитов тюркских языков народов СССР. // Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков народов СССР. М., 1972. – с 7.
[18] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.315, лл.173-177.




  • 1
С интересом прочёл твою статью, Рустам. Есть ряд дополнений. Наверное основной причиной неприятия гарабчи можно было бы считать даже исключительно техническую на тот момент - сложность автонабора. Но, на практике немаловажным был тот фактор, что значительная часть татарской интеллигенции с большим вниманием смотрела в сторону преобразований М.Кемаля, который как и остальные младотурки унаследовал от прежней империи нелюбовь ко всему арабскому.
А вот в противовес социалистическому Азербайджану, соседний фарсиязычный Иран преспокойно продолжал использовать гарабчу. А в Турции на арабском языке даже азан был запрещен.
И ещё один момент, несмотря на официальные отчёты, те татары, которые получили дореволюционное образование в медресе (даже имею к нему плюсом гимназическое) продолжали пользоваться арабографическим татарским письмом и гораздо позже 1930-х гг.
Об этом говорят документы татарских семейных архивов, т.е. поздравления, подписи к фотографиям. Даже мои детские фотографии возрастом до года подписаны гарабчей.
И во второй половине 1930-х гг. ользование гарабчой, как ни странно, продолжалось и за рамками семейных и частных дружеских отношений. В этой части интересны критические заметки советской периодики 1930-х гг. Вот пример из 1934 г. (газета Красная Татария, Казань):



В записке С.Ахуна, недавно приехавшему из Уфы М.Рахманкулову (1930-е гг.) излагаются пояснения именно на гарабча, Наверное Мурат абы тоже успел отучится в медресе, он был 1907 г.р. по анкете. А вот те из татар, кто получил образование уже в советское время, пользовался яналифом:



Несомненно, внедрению яналифа в те годы способствовала не только советская татарская школа, но и периодика, выпускавшаяся, понятно на яналифе. Но "атавизм" арабографической письменности просуществовал в частном обиходе как минимум до 1960-х гг.




Edited at 2012-10-02 05:19 pm (UTC)

Спасибо за комментарий! Тема крайне интересная. Но я никак не могу добраться до "филологических" изысканий 50-х. Обсуждение этих тем запрещено, но филологи (правильнее сказать, лингвисты, которых официально не было в СССР) мира в транскрипции пользуются только латиницей, татары уже, понятно, "переведены" на кириллицу. Материал меня просто потряс, они в открытую говорят об ошибочности перехода на кириллицу, которая "закрыла" татарскую культуру на десятилетия, может, столетия, отгородив от тюркских народов и культуры, по сути изолировав, оставляя один источник пополнения знаний - русскоязычный...
С арабицей нужно разбираться, что я пытался делать, дореволюционный текст я вообще не понимал, послереволюционный, когда его старались привести к татарскому языку, очищая от переизбытка арабизмов и фарсизмов - худо бедно. Та ситуация, когда чудовищно болезненно начинаешь осознавать упущенное время, недостаток образования и невнимание к предкам, которые многое могли дать, но тебе это было не нужно...

*начинаешь осознавать упущенное время, ...невнимание к предкам, которые многое могли дать, но тебе это было не нужно...*
Аналогично :( И с этой проблемой сталкивается большинство исследователей нашего поколения

Edited at 2012-10-02 06:09 pm (UTC)

  • 1