?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
Радиопередачи на татарском языке. 1929-1955. Черновик.
rbvekpros
27 апреля 1929 года в городе Свердловске открывается Уральская областная радиостанция им.Свердлова.
А 3 мая 1929 года в 7.30 вечера в эфир выйдет первая радиопередача на татарском языке.

Редактором часа нацмен будет назначен Х. Ибрагимов. Слушателей ждет доклад Ижбулатова «Причины трудностей на хозяйственном фронте и пути их преодоления», по окончании доклада концерт татарской музыки.[1]
Радиопередачи на татарском языке отныне будут выходить достаточно часто. Следующая передача выйдет 17 мая. Абайдуллин и Галеев расскажут о новом татарском алфавите, Сарабский о чистке в партии, Гатауллин о проблемах деревни, Таипов о кампании против Курбан-байрама, в конце докладов - обычный концерт.[2]

В декабре Радиоцентр управления связи будет реорганизован в Комитет по радиовещанию Уральской области. К сожалению, в Госархиве, документы за период 1929-1939 гг. в фонде не сохранились.[3]

В конце 1930 года в рамках Областного Смотра культурно-просветительских учреждений национальных меньшинств Радиоцентр организовал через Свердловскую радиовещательную радиостанцию систематическую радиопередачу на татарском языке.[4]

1934 год.

В 1934 Комитет по радиовещанию Уральской области – будет реорганизован в Свердловский областной комитет по радиовещанию. Обратимся к документам.

Докладная записка редактора национального вещания Киекова председателю радиокомитета и отделу национальностей Облисполкома. После стандартного вступления следует характерный для национальных работников текст. Отличительная черта от других отчетов – в образах простых людей отсутствует стандарт ходульности, и я склонен верить искренности их побуждений:

«… Все поступающие письма от радиослушателей говорят и требуют увеличить количество нацмен-передач, требуют качественно хороших концертов из произведений советских композиторов. Критикуют, что слишком однообразны концертные передачи и советуют нам транслировать национальные станции Казань, Уфа и т.д.

Старый кадровый рабочий из Тагила – Каримов, из Красноуфимска Альмашевы, шахтеры Кизела бригада Шамсутдинова, рабочие Сухоложского Шамотного завода, Кунашакский, Аргаяш, Верх-Кичинские районы Башреспублики систематически слушают наши передачи, дают нам заказы на концерты, шлют написанные народные песни, частушки и т.д.

Одновременно они также очень большое внимание уделяют на радиофикацию.

Например: Пермском районе в селе Каяново когда секретарь ячейки Сабиров ставил перед колхозниками вопрос о радиофикации, не имея на это ни одной копейки средств, колхозники дружно отозвались на это и коллективно вырубив дрова, - отвезли в Пермскую ярмарку заработали 7000 рублей. Сейчас в Каяново работает радиоузел на 50 точек. К весеннему севу число точек хотят увеличить до 250. Характерно, что не только молодежь, но и старики упорно работают над радиофикацией. Например – 70 летнему старику колхознику Усману ввиду отсутствия проводов в радио-проводке было отказано. А он на этом не успокоился, а поехал в город достал на свои средства проводов, привез домой. Привезенные им провода дали возможность радиофицировать 10 колхозных домов.

Другой факт, в Молотово для проработки речи т.Сталина местные партийно-профессинальные организации радиофицировали 28 нацмен бараков, в бараках выделили организаторов коллективного радиослушания. (…)

В Кигинском районе в деревне Кадыровой 75 летний старик (…)

19 декабря инструктором отдела национальностей при Президиуме Облисполкома Сташкиной и работником Домпроса нацмен Салитовым было проведено обследование радио-сектора национального вещания в Свердловске. В аппарате сектора работало 3 человека: ответственный редактор, секретарь и музыкальный руководитель. При организации передач привлекается актив из представителей разных национальностей, всего в активе 15 человек, постоянно работают 5 человек.

В течение 1934 года организовано 491 передача: 400 политинформаций, 391 из них на татарском языке, 6 – на чувашском, 1 – на мансийском, 2 – на марийском и на казакском (казахском – Р.Б.). Прозвучал 91 концерт, из них 83 – на татарском языке, 5 – чувашском, и один смешанный концерт.

По сетке в будни передачи звучат с 19.00 до 19.30, по выходным с 18.45 до 19.30.

В течение года передачи срывались 30 раз: 2 раза не явился диктор, два раза – артисты, 2 раза не явились участники самодеятельности, 1 раз не явился музыкальный руководитель, особо отмечены «неожиданные различные передачи 14 раз», 5 раз передачи срывались из-за нехватки электроэнергии, 1 раз по техническим причинам, сам сектор сорвал 2 раза, один раз не явился музыкальный редактор.

«Есть такие случаи, как, например, 8 декабря 1934 г. была назначена передача в 7 часов вечера, а передавали в 11 часов ночи. Такое отношение со стороны радиокомитета к передачам на нац.языке безусловно дезорганизует радиослушателей».

В распоряжении сектора всего 8 граммофонных пластинок: 6 татарских, 1 марийская, 1 чувашская. Нотная библиотека отсутствует (или «не укомплектована», как выражаются обследователи). Из 511 223 рублей, выделенных радиокомитету на 3-й квартал, на национальные передачи израсходовано 8 693 рубля, что составляет … процента. Из 390 рабочих часов на национальное вещание выделено 7 часов в месяц. (Что расходится с моими подсчетами часов). Радиокомитет не организовал учет радиоточек на низах национальных и смешанных районов. Нет никакой возможности проверить отвечает ли редакция на письма радиослушателей, за год в национальный сектор поступило 130 писем.

Итак, сектор фактически работает только на татарскую аудиторию.

Несколько другую информацию мы получаем из записки (вероятно, она и послужила причиной более детальной проверки) бригады по проверке нацменвещания, составленной из сотрудников «Социализм Юлы» и представителей отдела нацмен при облисполкоме – Бикова, Кириллова и Сыртлановой:

«Передачи нацмен-радиовещания состоят из ежедневной 10-ти минутной информации без контроля, и очень редко передаваемых концертов.

Можно сказать, что никакая работа среди радиослушателей не ведется, никто не учитывает их запросы и требования. С начала этого года получены 103 письма, из этих 103 писем 75-80% просят об учащении концертов; эти запросы-письма остаются без ответов и без внимания в ящике у Киекова…

Например, у самого радиокомитета имеются 25 нацменовских музыкальных произведений для симфонического оркестра, которые могли бы исполнить и русские артисты по линии музыкальных передач для народностей…

Дело в том, что со стороны председателя тов.Весновской, партгруппы и парторга Березиной почти нет никакого руководства нацмен-вещанием. За весь 1934 год этот вопрос ни разу не ставился ни на заседании радиокомитета, ни на партгруппе. Ответственный редактор т.Киеков говорит, что он неоднократно обращался по вопросу улучшения работы радиовещания, писал десятками докладные, на них до сих пор никто не обратил внимания. (…)

Бригада отдела нацменьшинств Сведловского Облисполкома и ред.газеты «Соц.Юлы», была встречена председателем радиокомитета Весновской бюрократически. Она на просьбу бригады выделить одного человека в состав бригады ответила: «У меня нет человека, а потом, что вам, собственно говоря, нужно? Я все равно, проверяйте не проверяйте, больше денег на передачи нацменвещания не отпущу и часы передач не увеличу. Нечего вам ходить и звонить в свои колокола».

Кроме того, она свысока спрашивает: «Вот вы бы лучше, вместо проверки ответили, сколько нацменовских радиоточек имеется по области?» Этот вопрос следовало бы ей задать, а не бригаде, как будто бы она никакого отношения к нацменвещанию не имеет. (…)

…передачи радио-узлов Тагильского, П.Уральского, Красноуфимского районов систематически срываются…»[5]

1937 год.

10 мая в «Правде» появляется статья о крайне слабой работе Свердловского радиокомитета. Начинаются проверки снизу доверху. По проверке комиссия Обкома письмом от 26 августа предлагает немедленно уволить и отдать под суд Тагирову как племянницу купца Агафурова. Весновской удается отстоять Тагирову. Тагирова в этот период секретарь-стенографистка «Последних известий», технический работник. В то же время Весновской приходится объяснять, за что она уволила Рашитову - «за политические ошибки, совершенную политическую неграмотность».[6]

1939 год.

А вот письмо начальника планово-финансового отдела ВРК (Всесоюзного радиокомитета) от 4 июня 1939г. тов. Кривелева Председателю Свердловского радиокомитета тов. Локоткову.

«В ВРК поступила докладная от редактора «Последних Известий» на татарском языке тов. Юсупова И.М., в которой говорится, что нацвещание в радиокомитете находится в загоне. Во всех редакциях штат сотрудников от 3-х и выше человек, в редакции же на татарском языке один редактор – он же переводчик и т.д., при чем тов. Юсупов жалуется, что его ставка низка по сравнению с другими редакторами радиокомитета.

Просим разрешить на месте все эти вопросы, обеспечив нормальные условия для работы редакции на татарском языке.

Планово-финансовый отдел разрешает Вам с 1июня 1939г. увеличить оклад редактора на татарском языке с 500 до 550р. в месяц и ввести в штат дополнительную единицу лит.работника-переводчика с окладом 400р. в месяц за счет экономии по фонду зарплаты Вашей сметы, утвержденной на 1939г.»[7]

2 августа на бюро обкома рассматривается работа Свердловского областного радиокомитета. О национальном вещании ни слова.[8]

8 декабря редактором последних известий на татарском языке назначается Шарипов Калимулла Абзалдинович, член партии с 1929 года.[9]

Конец. 1940-1941 гг.

1940 г. – Свердловский областной комитет по радиовещанию подчиняется Исполнительному комитету Совета депутатов трудящихся Свердловской области и Всесоюзному Комитету по Радиофикации и Радиовещанию при Совете народных Комиссаров СССР.

В «Приложении к производственной программе объема вещания Свердловского радиокомитета на 1941г.» на татарском языке количество часов эфирного вещания планировалось 71 час 38 минут.[10]

Как таковой национальной редакции не было. Татарские передачи выходили в разделе «Последних известий». В составе редакции в 1940 году работали следующие лица татарской национальности:

  1. Шарипов Калимулла Абралдинович – редактор нацменвещания, работает с 14 июля 1939г. в секторе «Последних известий».
  2. Тагирова Зайнаб Мухамедовна – отв.секретарь «Последних известий». В 1937 году органами НКВД арестован брат. Работает с 31 мая 1936г. в секторе «Последних известий».
  3. Батуллин Ходый Агеевич – литработник нацменвещания, родился в 1907 году в деревне Зусана(Дусана) Текашинского района АТ ССР, из крестьян, беспартийный, военнообязанный, образование среднее. Проживал по ул. Октябрьской революции 1, кв.8. Работает с 5 июня 1939г. в секторе «Последних известий».
  4. Нарудинова Халида Мазитовна – диктор нацменвещания, родилась в 1913 году в городе Молотове (Перми) Свердловской области, из служащих (отец – приказчик), беспартийная, образование незаконченное среднее. Проживала по улице Призывников 6. Работает с 25 августа 1939г. в секторе выпуска.
  5. Низамутдинова Галина Шарафеевна – машинистка нацменвещания, родилась в 1916 году в деревне Кайбичес Кибического района, из крестьян. Проживала по адресу: ул.Максима Горького 34, кв.20(23). Работает с 14 августа 1939 г. в секторе АХО.
  6. Зарыпов Омар Измайлович – музыкант-совместитель, родился в 1915 году в деревне Ислам(Ислан), ?Буль, Кривошейского района Западно-Сибирского края, из крестьян и мелких торговцев, образование незаконченное среднее, в РККА не служил, военнообязанный рядовой. Проживал по улице Чапаева 42-1 или Энгельса 62-1. Работает с 10 сентября 1937 года в музыкальной редакции. Вторая скрипка симфонического оркестра Облрадиокомитета.[11]

В списках сотрудников Радиокомитета на июль 1941 года числились Тагирова – ответственный секретарь «Последних известий», Шарипов как инспектор по кадрам и Батуллин как инспектор радиоинспекции. На 1 октября 1941 года никого из них в списках нет, фамилия Шарипова зачеркнута.[12]

Чуть позже я нахожу в ЦДООСО документы, подтверждающие мои опасения.

2 апреля 1941 года на заседании Бюро Свердловского Обкома ВКПб принимается Постановление «О последних известиях по радио на татарском языке».

«В связи с тем, что передаваемые ежедневно по радио последние известия на татарском языке обслуживают незначительную часть населения области –
Бюро Обкома ВКПб постановляет: обязать председателя Областного радиокомитета тов.Швецова прекратить передачу по радио «последних известий на татарском языке.»[13]

Нет, в 1941 году история национального радио в нашей области не заканчивается. Сельские татаро-башкирские районы постоянно в числе самых отсталых, что заставляет партию усилить пропагандистскую работу в районах компактного проживания татар и башкир. Встает вопрос о радиовещании на татарском языке, и 20 сентября 1955 года выходит постановление Бюро Обкома КПСС «Об организации ретрансляции радиопередач из Казани и Йошкар-Олы для татарского и марийского населения». И для того, чтобы улучшить  политическую и культурно-массовую работу среди татар Артинского, Ачитского, Бисертского, Красноуфимского, Манчажского, Нижнесергинского и Сажинского районов Обком КПСС обязывает управление связи, райкомы и райисполкомы этих районов организовать с 1 октября 1955 года ретрансляцию последних известий, бесед на общественно-политические, естественно-научные и сельскохозяйственные темы, музыкально-образовательных и литературных передач из Казани и Йошкар-Олы для татарского и марийского населения. В связи с этим областному управлению связи поручается установить в узлах, ведущих ретрансляцию, резервные усилители для подключения к ним линий, по которым ретранслируются передачи, с тем, чтобы остальные могли слушать передачи на русском языке. Артинский РК КПСС и исполком райсовета обязаны в первую очередь завершить радиофикацию татарского села Артя-Шигири, а Манчажский РК КПСС и исполком райсовета – татарские села Еманзельга, Нижний Арий и Черлак.[14]
В приложении указывалось время передач: от получаса до часа в дневное время и полчаса вечером.[15]
Других документов на эту тему мною не найдено.

Рустам Бикбов, Екатеринбург. Это черновик, не первый и не последний. Материал предполагает доработку и уточнения, заинтересовавшихся прошу быть осмотрительными. Просьба больше обращена к екатеринбургским порой не в меру резвым татарским деятелям, которые любят цитировать без ссылок на автора. Ответственность за неточности беру на себя.

[1] «Открытие Свердловской радиостанции» – «Сабан эм чукеч», 1929, №32, с.4. (Газета на татарском языке с арабским шрифтом, для простоты восприятия я даю сведения на русском языке.)
[2] «Сабан эм чукеч», 1929, №34, с.4.
[3] ГАСО, Ф.р-2369, оп.1, л.13
[4] ГАСО, ф.р-88, оп.5, д.73, л.31.
[5] ЦДООСО, ф.4, оп.12, д.226, лл.36-39.
[6] ЦДООСО, ф.4, оп.15, д.461, лл.45-46,70.
[7] ГАСО, ф.р-2369, оп.1, д.3, л.55.
[8] ЦДООСО, 4, оп.34, д.128, лл..21-24.
[9] ЦДООСО, 4, оп.34, д.133, л.41.
[10] ГАСО, ф.р-2369, оп.1, д.3, л.
[11] ГАСО: Ф.р-2369, оп.3, д.1. Ф.р-2369, оп.1, д.2.
[12] ГАСО, Ф.р-2369, оп.3, д.2, л.8,9.
[13] ЦДООСО, ф.4, оп.36, д.41, л.30.
[14] ЦДООСО, ф.4, оп.54, д.53, л.7.
[15] то же, л.32.