Rustam Bikbov (rbvekpros) wrote,
Rustam Bikbov
rbvekpros

Categories:

Репрессии 04. Абайдуллин. Часть 3.

(Продолжение. Предыдущая часть.)

  В каких еще пунктах Урала Вами были созданы ш-д.к-р.повстанческие орг-ции?  
- Мною, через японских агентов, проведена большая работа по созданию к-р.повст.кадров, организованы политические банды в Бардымском, Манчажском и Красноуфимском р-нах.


Назовите лиц, привлеченных Вами к к-р.деятельности в этих р-нах?

К контрреволюционной повстанческой шпионско-диверсионной деятельности мною были привлечены следующие лица:

В Бардымском районе:
Халилов Рахим, сын кулака-муллы,
Мухитдинов Султан, б.офицер, учитель Красноярской неполной средней школы,
Адутов Кадыр, б.белый офицер, дворянин, бухгалтер Н.-Ашайского колхоза.

В Манчажском р-не:
Касимов Шакир, сын муллы, учитель Усть-Бугалышской школы,
Валишев Шарифулла, мухтасиб, из деревни Азигулово, б.учитель, б.член ВКП(б).

В Красноуфимском районе:

1. Ахтямов Диньмухамет, мулла, д.Татарское Рахмангулово.

Указанные лица на протяжении с 1930 по 1933-1934 гг. по моих указаниям организовывали и руководили многочисленными политбандами, которые терроризировали население, совершали террористические акты над партийно-советским активом районов, вели диверсионную работу в колхозах.

Из многочисленных фактов контрреволюционной деятельности перечисленных выше лиц, проводившихся под моим руководством, я помню следующие:

В Бардымском р-не, в 1930 г. Валишевым, по моему заданию, был организован и совершен поджог правления и складов колхоза дер.Азигулово.

В Бардымском р-не в 1936 году также, по моему указанию, Халиловым был организован и совершен поджог правления и склада колхоза дер.Мостовая.

Как регулярно протекала Ваша связь с Тарджимановым?

Обычно я с Тарджимановым К. встречался ежегодно во время моих отпусков, а также для этого использовал свои служебные командировки.

Последняя встреча с Тарджимановым у меня была в 1935 г. в г.Уфе в ЦДУМ. Порвал я с ним связь вследствие того, что он в 1936 г. был арестован.

При последней встрече он меня информировал о деятельности мусульманских общин в Харбине, Мукдене и Токио и о происходивших там мусульманских съездах. Он мне также сообщил о том, что руководящий центр мусульманскими белоэмигрантскими организациями «Идель-Уральских комитетов борьбы против СССР» пополнен приехавшим из Европы, побывавшим в Германии, Польше, Франции, - Исхаковым Гаязом, который по настоянию японской разведки занял руководящее положение в этом центре.

С кем Вы были связаны по контрреволюционной работе после ареста Тарджиманова?

Еще до ареста Тарджиманова, в конце 1935 г., со мной установил связь представитель японского посольства в Москве.

Назовите этого представителя.

Фамилия представителя японского посольства, с которым мною была установлена связь, - Цудзи Токизо Сихара, помощник военного атташе японского посольства.

Когда и где состоялась Ваша встреча с Цудзи Токизо Сихара?

Моя встреча с Цудзи Токизо Сихара состоялась в 1935 году в г.Свердловске, где он останавливался проездом в г.Новосибирск. Местом встречи являлся р-н Уралмаша – в лесу.

Какие указания Вы получили от Цудзи Токизо Сихара?

Цудзи Токизо Сихара меня информировал об успешном развитии, просил помощи японского государства, деятельности белоэмигрантских националистических мусульманских организаций в Японии.

В свою очередь, он потребовал точной информации о проделанной мной работе, главным образом по насаждению японской шпионско-диверсионной агентуры на предприятиях оборонной промышленности.

Что Вы ему сообщили?

Я ему сообщил, что на УЗТМ создана шпионско-диверсионная группа, которой руководит Тагиров Габдрахман – бригадный мастер механического цеха №1.

Сообщили ли Вы, кто входил в состав этой шпионско-диверсионной группы?

Нет, не сообщил, т.к. я и сам не знал. Состав группы был известен Тагирову.

Продолжайте Ваши показания о встрече с Цудзи и полученных от него указаний?

В заключении своей беседы со мной Цудзи сказал, что в момент объявления Японией войны, я буду снабжен, в достаточной мере, бактериями инфекционных заболеваний, как-то тиф, чума, холера, сап и т.п., которыми с целью дезорганизации тыла, я, при помощи моей агентуры, должен буду отравить питьевые источники, столовые общественного пользования, воинские эшелоны, казармы, детские учреждения и т.п.

Вы в дальнейшем продолжали связь с Цудзи?

Нет. При этой же встрече Цудзи мне сообщил, что японская разведка в дальнейшем будет поддерживать со мной связь через специального человека, который явится ко мне по паролю: «Привет Ислама», от которого я и буду получать указания.

Вам явился человек по указанному паролю?

Да, летом 1936 г. ко мне явился человек по указанному выше паролю, по национальности русский, лет 45-ти среднего роста, впоследствии я узнал его фамилию – Бочкарев Виктор Николаевич, бывший белый офицер, проживал до 1929 года в Харбине, работавший в системе Свердлеса бухгалтером.

Какие указания Вы получили от Бочкарева?

Они явились аналогичными указаниям Цудзи Токизо Сихара.

Что Вами было практически проделано в направлении данных Вам указаний Цудзи и Бочкарева?

Мной были созданы шпионско-диверсионные группы на промышленных предприятиях Свердловской области, имеющих оборонное значение, как-то: УЗТМ, в Кизеловском угольном басейне (здесь было создано несколько групп, все они возглавлялись Фаткуллиным, которым руководил я), на Пермских оборонных заводах и др.промышленных предприятиях, на Уралвагонзаводе, металлургическом заводе, на руднике имени 3-его Интернационала, 63-м заводе г.Н.-Тагила и Березниковском химкомбинате.

Назовите состав руководителей этих групп.

1. Уралмашзавод:

На Уралмашзаводе была создана шпионско-диверсионная группа в количестве 10 человек, персонально состав ее я не помню.

Руководителем группы является – Тагиров Габдрахман, бывший торговец, родственник купцов Агафуровых, бригадный мастер механического цеха №1 УЗТМ.

2. Кизеловский угольный бассейн:

В кизеловском угольном бассейне были созданы шпионско-диверсионные контрреволюционные националистические группы на шахтах, руководителем которых является Фаткуллин Кашаф – сын муллы, преподаватель школы на шахте им.Ленина в г.Кизеле. В эти группы, руководимые Фактуллиным, входили:

1). Гайнутдинов Зайни, пом.нач.участка шахты №36.
2). Тимербулатов Хурматулла, рабочий угле-обогатительной фабрики.
3). Арсланов Ахунзян, рабочий КизелГРЭСа.
4). Галеев Абдулла, бывший крупный торговец, бывший офицер, рабочий Губахинской электростанции.
5). Хасанов Курбан, раздатчик динамита склада №36.

Должен сказать, что Кизеловская шпионско-диверсионная резидентура, возглавляемая Фаткуллиным, проводила большую работу по созданию людских кадров для повстанческой деятельности. Фаткуллиным были завербованы до 50 человек трудопоселенцев-кулаков в повстанческо-диверсионную группу. Персональный состав их мне не известен.

3. На Тагильских оборонных заводах:

На Уралвагон заводе, на металлургическом заводе, на заводе №63 и на руднике имени 3-его Интернационала, была создана шпионско-диверсионная контрреволюционная националистическая организация, руководителем которой является Юнусов Абдулхак, сын муллы, экономист нархозучета Тагильского Горсовета.

Из участников этой организации мне известны следующие лица:

1). Рахматуллин Касим Кадырович – инженер на заводе №63, возглавлял шпионско-диверсионную группу на этом заводе,

2). На металлургическом заводе им.Куйбышева, являлся руководителем шпионско-диверсионной группы гр.Хисматуллин Кадыр,

3). На руднике им.3-его Интернационала возглавлял шпионско-диверсионную группу сын муллы – Абдуллин Салих.

4). На Уралвагонзаводе является руководителем шпионско-диверсионной группы Читак Казим – ссыльный националист-кулак.

5). На новом Тагильском металлургическом заводе, возглавлял шпионско-диверсионную группу Мамлеев – инженер куратор, бывший полковник старой армии.

4. На Пермских оборонных заводах:

На заводах №№ 10, 172, 19, 98, на Красно-Камском Бумкомбинате, на Суперфосфатном заводе и Госзнакстрое были созданы шпионско-диверсионные группы, руководителем которых является Тайсин Мунир, сын муллы, зав.учебной частью школы №10 г.Перми.

Из участников этих групп мне известны только следующие лица:
1). Имайкин Галим, прибывший из Харбина в 1925 г.
2). Тимкин Тагир, прибывший из Харбина в 1923 г.
3). Гизатуллин Касим, трудопоселенец, рабочий суперфосфатного завода .
4). Ахтамов Минибай, трудопоселенец, рабочий Красно-Камского бумкомбината,
5).Манафов Галинуян, прибывший из Харбина в 1920 г., электромонтер 2 клинической больницы г.Перми.

5. Березниковский химкомбинат:

На Березниковском химкомбинате руководил шпионско-диверсионной группой Тухватуллин – сын муллы, бывший активный участник контрреволюционного националистического движения. Персональный состав этой группы мне не известен.

6. Сибирский каменный карьер г.Свердловска.

На сибирском каменном карьере была создана диверсионно-повстанческая группа из трудопоселенцев, в количестве 10 человек, руководителем ее является Ибраев Хурмат, сын муллы, трудопоселенец.

Персональный состав ее мне неизвестен.

7. На заводе «Новострой» г.Свердловск.

На заводе «Новострой» была создана диверсионно-повстанческая группа в количестве 12 человек, руководителем ее является Максеев Василь, сын муллы, трудопоселенец.

Персональный состав этой группы мне также неизвестен.

Город Свердловск.

Кроме перечисленных выше шпионско-диверсионных групп, мною были созданы в г.Свердловске еще 4 группы, которые специально проводили контрреволюционную националистическую работу среди татаро-башкирского населения.

Эти группы возглавлялись следующими лицами:

1). Сулейманов Камиль, сын бывшего торговца, инженер строитель «Коммунстроя»,

2). Нигматуллин Исхак, бывший доверенный купцов Агафуровых, заведующий отделением Посылгосторга,

3). Ижбулатов Хуснулла, националист, султангалеевец, помощник директора института сооружений в г.Свердловске,

4). Садыков Сабир, бывший редактор Свердловской областной татарской газеты «Социализм Юлы».

Осветите, конкретно, контрреволюционную деятельность групп, возглавляемых Сулеймановым, Нигматуллиным, Ижбулатовым и Садыковым.

Садыков в прошлом был активным участником контрреволюционной националистической организации Султан-Галеевцев и был привлечен к шпионской работе в пользу японской разведки в 1925 г. одним из руководящих участников выше названной контрреволюционной организации, резидентом японской разведки Мухтаровым Кашафом, работавшим в аппарате Наркомздрава РСФСР и находясь на работе в ЦК ВЛКСМ в г.Москве. По контрреволюционной националистической работе Садыков был связан с одним из руководителей контрреволюционного националистического движения японо-германским шпионом Рыскуловым, работавшим в Совнаркоме РСФСР, в должности зам.председателя.

Садыков на Урале шпионско-диверсионную контрреволюционную националистическую работу проводил, контактируя со мной, и передовал мне собранные им шпионские материалы для пересылки в японскую разведку через Тарджиманова.

Кроме того, Садыков, по поручению японской разведывательных органов, входил в Уральский повстанческий штаб и был связан по этой работе со вторым секретарем Свердловского Обкома ВКП(б) – Пшеницыным.

Садыковская резидентура в составе шпионско-диверсионной контрреволюционной националистической организации, руководимой мной, являлось одной из наиболее сильных резидентур.

Эта резидентура в Свердловской области, помимо проведения активной шпионской работы, проводила большую контрреволюционную националистическую работу, с целью организации вооруженного восстания против Советского Союза за отделение национальных районов от СССР и создания пантюркистского Идель-Уральского государства под протекторатом Японии.

Участники резидентуры Садыкова подготовлялись как руководители вооруженного восстания против СССР.

Ижбулатов в прошлом являлся активным участником контрреволюционной нацдвижения в Башкирии под руководством Заки Валидова и находясь в г.Екатеринбурге имел личную связь с активными участниками контрреволюционного националистического движения Султангалеевцев и Заки Валидовцев в лице Хасанкаева, Шамматова, Шамигулова и др.

Ижбулатов мной был завербован в 1925 г., когда он работал ответственным редактором областной газеты «Коммунист». Работая позднее ответственным редактором центральной татарской газеты «Эшче» («Рабочий»), Ижбулатов по моему поручению был связан с руководителями контрреволюционного националистического движения в СССР – Рыскуловым и Мухтаровым Кашафом.

Так же, как и Садыковская резидентура, резидентура, руководимая Ижбулатовым, являлась одной из наиболее сильных резидентур.

Участники этой резидентуры также занимались вопросами контрреволюционной националистической работы с целью организации вооруженного восстания и подготовлялись как руководители вооруженного восстания против СССР.

Аналогичную же работу проводили Сулейманов и Нигматуллин.

Из резидентуры Садыкова я лично знаю следующих агентов японской разведки:

  1. Сарабского Хадыя, бывший секретарь Манчажского РК ВКП(б), ныне исключенный из рядов ВКП(б).
  2. Рахматуллина Галлимулу – сына муэдзина, исключенного из рядов ВКП(б), бывший секретарь Бардымского РК ВКП(б), бывший зав.отделом нацмен Свердловского Облисполкома.
  3. Валеева Гизатуллу, бывший военный мулла, бывший член ВКП(б), бывший преподаватель института Массового Заочного обучения партактива при Свердловском Обкоме ВКП(б),
  4. Мухтарова Нуриса, активного участника контрреволюционного националистического движения султангалеевцев. Уполномоченный Свердловской конторы «Заготзерно».
  5. Афандеева Мансура, сына кулака, бывшего сотрудника татарской газеты «Социализм Юлы»,
  6. Валишина Шарифуллу, сын муллы, бывший председатель Бардымского РИКа.

Из числа участников резидентуры Ижбулатова, мне известны:

  1. Абашев Шагид, бывший член ВКП(б), ответственный секретарь Свердловского комитета нового тюркского алфавита,
  2. Киеков Ахмет, бывший член ВКП(б), редактор национального вещания Свердловского радиокомитета,
  3. Курмаев Губайдулла, бывший член ВКП(б), исключен за активное участие в контрреволюционной организации в Средней Азии «Милли-Иттихад», возглавляемой Ишан-Хаджаевым, Мавлетбековым и др., преподаватель в Свердловской Промакадемии.
  4. Сурф Георгий Осипович, бывший член ВКП(б), активный участник контрреволюционной организации султангалеевцев, инструктор Обкома Союза.
  5. Ильин Петр Михайлович, руководитель методологического кабинета УралОНО,
  6. Енгалычев Абдулла Юнусович, бывший директор татарского педтехникума,
  7. Субханкулов Мухамеджана, бывший каратель, служил в казачьем военном округе в г.Троицке, агент Свердловского отделения Реммаштреста.

Скажите, конкретно[1], какая подрывная работа была проведена Вами и участниками контрреволюционной организации по указанию японской разведки?

На Уралмашзаводе диверсионная группа, руководимая Тагировым, систематически выводила из строя, пр сборке, выпускаемую продукцию – агрегаты для оборудования оборонных заводов. Так например:

  1. В апреле месяце 1936 года Тагировым был организован и совершен поджег механического цеха №1, но пожар был ликвидирован усилиями рабочих.
  2. Проводилась, по моему указанию, подготовка взрыва ТЭЦ и газо-генераторной станции УЗТМ. Этот диверсионный акт должны были осуществить участники группы Тагирова: Нигматуллин Хаким, Ватыков Вафа, а непосредственным исполнителем должен был явиться Халиуллин Халиулла, который имел доступ во все цеха УЗТМ.
  3. Взрывчатый материал для взрыва этих объектов должен был доставить мне Бочкарев Виктор Николаевич.
  4. Выполнению этого акта помешал арест Бочкарева.

В городе Перми шпионско-диверсионные группы, созданные Тайсиным Муниром, как я уже указал выше, совершили ряд диверсионных актов, так например:

  1. Участник шпионско-диверсионной организации Газатуллин Касим, систематически разрушал электрохозяйство суперфосфатного завода, заливал серной кислотой моторы и кабельную сеть.
  2. На строительстве ТЭЦ Госзнакстроя участник контрреволюционной организации Камалов Лимвалей, совершил в 1935 году поджог материального склада ТЭЦ, где погибло масса ценного имущества.
  3. Участник организации трудопоселенец Ахматов Минибай, систематически подсыпал в машинное масло песок и портил пороховую целлюлозу на Краснокамском бумкомбинате.

На этом же комбинате, другой участник организации, трудопоселенец Валиахметов Газиз, в 1936-1937 гг. неоднократно пытался поджечь склад готовой продукции бумкомбината, но этот диверсионный акт не был осуществлен по независящим от Валиахметова обстоятельствам.

В Кизеловском районе участниками организации были совершены ряд диверсионных актов:

Участник организации Шафиков Кашаф, по заданию организации, с целью диверсии неоднократно оставлял капсуля в забое шахты №36, пытаясь произвести взрыв и обвал шахты и убийство рабочих.

Руководитель группы Хасанов Курбан, также по заданию организации, производил обвал шахты №36 путем оставления взрывоматериалов в забое.

Руководитель диверсионной группы на КизелГРЭС Арсланов Ахунзян имел задание – взорвать электростанцию, но по независящим от него обстоятельствам, этот диверсионный акт не был осуществлен.

В городе Тагиле шпионско-диверсионная контрреволюционная националистическая организация, руководимая Юнусовым Абдулхаком, по моему заданию:

  1. На заводе №63 систематически выводила из строя станки, срывая выполнение заказов. Непосредственным исполнителем этих диверсионных актов является диверсионная группа, возглавляемая Рахматуллиным.
  2. На металлургическом заводе шпионско-диверсионная группа Мамлеева имела задание взорвать бандажный цех. Этот диверсионный акт не был осуществлен лишь потому, что Мамлеев был уволен с завода.
  3. На руднике имени 3-ого Интернационала, шпионско-диверсионая группа, возглавляемая Абдуллиным, совершила ряд диверсионных актов по выводу рудника из строя и подготовлялся крупный пожар на шахте им. 15-й годовщины Октября, в один из революционных праздников.

Кроме того, мне известно от Юнусова А., что им проводилась большая работа по вербовке контрреволюционный повстанческих кадров из трудпоселенцев и кулаков, работающих в Тагильском районе.

Руководитель шпионско-диверсионной группы на Березниковском химкомбинате Тухватуллин, имел задание – взорвать сернокислотный цех, аммиачного завода, и через свою агентуру, работающую в химкомбинате, систематически выводил из строя станки, чем срывал выполнение производственной программы.

Какую шпионскую работу Вы проводили на Урале?

Мною были переданы в разное время японской разведке, через Тарджиманова и Бочкарева следующие шпионские сведения:

  1. О воинских частях, расположенных в городе Свердловске и Перми, их дислокация и примерная численность. Эти данные я получил от агентов японской разведки Садыкова Сабира, Сулейманова Камиля, Тайсина Мунира.
  2. О производственной мощности цехов Уралмашзавода, Пермских оборонных заводов и Березниковского химкомбината.
  3. О количестве и наименовании военной продукции, изготовляемой на УЗТМ.
  4. Сведения о производственной мощности Уралтурбоэльмашзавода и о конструкциях оборудования.
  5. О прохождении через станции Свердловск, Пермь и Исток на ДВК воинских эшелонов.
  6. Сведения о количестве паровозов и вагонов, находящихся в паровозном и вагонном парках ст.Свердловск и Пермь. Эти данные я получил от агентов японской разведки Ижбулатова, Субханкулова, Тайсина.
  7. Материалы о количестве выпускаемых Пермским заводом №19 авиамоторов, с указанием их конструкции и мощности.
  8. Сведения о количестве товаро-пассажирских и буксирных пароходов, их тоннаж и перевозочную возможность камского речного бассейна.

Вы всех назвали участников контрреволюционной шпионско-диверсионной организации?

Да, я указал всех, кого знал.

Вам известен Муртазин?

Муртазин является членом контрреволюционной националистической организации. Я без всякого умысла забыл упомянуть его фамилию. Должен сказать, что он играл активную роль в контрреволюционной деятельности.

Что Вам известно о личности и контрреволюционной деятельности Муртазина?

Муртазин – командир РККА, бывший соучастник Заки Валидова, возглавлявшего контрреволюционное правительство в Башкирии в 1918-1919гг., руководитель басмаческого движения в Средней Азии, в частях которого Муртазин принимал активное участие в боях против Красной Армии. После гражданской войны Муртазин командовал кавалерийской бригадой в гор.Троицке. В последнее время работает в генеральном штабе РККА.

Откуда Вам известно о контрреволюционной деятельности Муртазина?

Об этом мне известно от Тарджиманова. В одной из встреч в 1928-29 гг. Тарджиманов Кашаф мне сказал, что вопросами насаждения шпионско-диверсионной сети в национальных частях РККА занимается руководящий участник контрреволюционной националисической организации – японский агент – Муртазин, который в нужный момент поднимет на восстание красноармейские части.

Это все, что мне известно о Муртазине. Не упоминул его потому, что потерял с ним связь и упустил из виду.

Вы получали деньги от японской разведки?

Да, в разное время, я через Тарджиманова Кашафа и лично от Цудзи, получил свыше 400 тыс.руб., которые я расходовал на оплату услуг агентуры, а также расходовал на другие надобности, связанные с проводимой мной шпионско-диверсионной и повстанческой работой.

Протокол с моих слов записан правильно, мною прочитан, в чем и расписываюсь (…).»

Подписи Абайдуллина стояли под каждым ответом и на каждой странице. Весь протокол отпечатан на пишущей машинке. Допрашивали его Хальков, татарин по национальности, помощник начальника 2 отделения 3 отдела УГБ, младший лейтенант госбезопасности, и также татарин по национальности оперуполномоченный 4 отделения 3 отдела УГБ Шарафутдинов. Под протоколом стоит только подпись Шарафутдинова.

23 января 1938 года Шарафутдинов проводит второй и последний допрос Абайдуллина, который подтверждает все, под чем подписался 30 декабря. Дело передается на внесудебное разбирательство. Абайдуллин приговаривается к высшей мере наказания. Приговор приводится в исполнение. В 1957 году Абайдуллин будет реабилитирован, и его жена Зухра Ахметшина получит справку из отдела УКГБ, что ее муж умер 27 марта 1941 года в местах лишения свободы.

А дальше, читатель уже догадывается, что происходило дальше.

26 декабря арестован Ижбулатов. 27 декабря арестованы Садыков, Абашев, Киеков, Тагиров Габдурахман Гадиевич, Нигматуллин Исхак Матигуллович. Вновь протокол, отпечатанный на машинке, почти под кальку с предыдущего, вновь подпись только Шарафутдинова. В деле Абашева фигурируют фамилии Костарева, Халькова и Кричмана.

15 января 1938 года Садыков, Абашев, Ижбулатов, Киеков, Тагиров, Сулейманов, Нигматуллин приговариваются к расстрелу. 27 января этих людей не стало.

Единственный из расстрелянных в то же время татар, проходит не по делу участия в контрреволюционной националистической организации, а по делу Кабакова и Пшеницына – это Мухтаров Нурис Гильфанович, управляющий «Заготзерно», это и объяснимо, это, пожалуй, самая крупная фигура из татар в управленческом аппарате и в данном случае было достаточно привязать его деятельность к кабаковской организации. А у самого Мухтарова оставалось слабое утешение – на закрытом заседании выездной сессии военной коллегии Верховного Суда Союза ССР сказать, что его заставили подписать заведомо ложный документ, что он ни в чем не виноват… В тот же день, впрочем, 13 января 1938 года, он будет расстрелян как участник антисоветской террористической и диверсионно-вредительской организации правых, но не националистической.

Кроме того, в тот же период арестованы
Валеев Гизатулла Фаткуллович,
Сарабский,
Субханкулов Мухамеджан Мухамедсадыкович,
Енгалычев,
Курмаев Губайдулла Хамзинович,
Афандеев Мансур Фатыхович,
Ильин Петр Михайлович,

Рахматуллин Галимулла и т.д. и т.п. Следствие ведется все теми же людьми. На первом допросе все подписывают подготовленные протоколы, где они признаются в участии в контрреволюционной шпионско-диверсионной националистической организации, цель которой вооруженное восстание против СССР и создание независимой буржуазно-демократической тюркской или татаро-башкирской республики под протекторатом Японии.

Единственный человек, который в течение полутора лет категорически отказывается что-либо подтверждать или подписывать, - это Рахматуллин Галимулла. Об этом стоит рассказать подробнее, но позже.

Те же, кто подписывает сфальсифицированные протоколы, через некоторое время отказываются от своих подписей, подробнее объяснения я приведу несколько позже. Тогда каждому из них пытаются привязать другие дела. Курмаев и Афандеев получат по пять лет. Остальные за явной невиновностью будут выпущены на свободу, после полутора или двух лет выяснения дел.

Итак, вернемся к началу. Справки на аресты будут составлены, якобы, по показаниям Абайдуллина, как руководителя организации, Садыкова и Ижбулатова.

Абайдуллин – один из специалистов по татарскому языку и литературе, в 20-х годах возглавляет Свердловский татаро-башкирский педтехникум. В 30-х начинается черная полоса, разоблачения, наветы, статьи в газете, но он незаменим, и продолжает работать преподавателем в техникуме. Но что-то надломилось в этом человеке. В середине 30-х он начинает злоупотреблять алкоголем. В деле подшита справка из психоневрологической больницы №1. Каждый свердловчанин знает, что подразумеваются «агафуровские дачи». Абайдуллин с диагнозом алкогольный психоз лежит там со 2 февраля по 19 апреля 1937 года, второй раз с 25 ноября по 13 декабря с диагнозом хронический алкоголизм. Но и это может оказаться лишь целенаправленной "обработкой" выбранной жертвы, подозреваю, что последнее не далеко от истины. Через 14 дней после выхода из больницы он будет арестован. Никакой медицинской экспертизы естественно не было.[2]

[1] Слово «конкретно» во всех протоколах выделено запятыми, - прим.автора
[2] ГААОСО, ф.1, оп.2, д.23200, л.395-396.


Tags: Репрессии, Свердловск, Свердловская область, Японский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments