?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Flag Next Entry
Закрытие мечетей. 1929-1930.
rbvekpros

Начало 1930 года, Уральский Облисполком списками удовлетворяет ходатайства о закрытии церквей и мечетей области:


Заседание малого Президиума Облисполкома – от 3 февраля:
  • Ходатайство Пермского Окрисполкома о закрытии Чусовской мечети и использовании здания для культурно-просветительных целей. – Удовлетворить.
  • Ходатайство Тагильского Окрисполкома о закрытии мечети в г.Тагиле и использовании здания под нацменовский клуб. – Удовлетворить.

Заседание малого Президиума Облисполкома – от 3 марта:

  • Ходатайство Свердловского Горсовета о закрытии мусульманской мечети в городе Свердловске. – Удовлетворить.
  • Ходатайство Свердловского Окрисполкома от 22.02 о закрытии мечети в селе Азигулово Манчажского р-на под культурно-просветительное учреждение. – Удовлетворить.
  • Ходатайство Свердловского Окрисполкома от 12.03 о закрытии мечетей в д.Бехметово и Усть-Манчаж Манчажского района и использовании зданий под культурно-просветительные учреждения. – Удовлетворить.

10 марта 1930 г. Политбюро ЦК принимает постановление «Об извращениях партлинии в области колхозного строительства». Это постановление непосредственно связано и с религиозным вопросом. Коллективизация шла бок о бок с закрытием религиозных учреждений. «Решительно прекратить практику закрытия церквей в административном порядке, фиктивно прикрываемом общественно добровольным желанием населения. Допускать закрытие церквей лишь в случае действительного желания подавляющего большинства крестьян.(…) За издевательские выходки в отношении религиозных чувств крестьян, привлекать виновных к строжайшей ответственности», - так гласит девятый пункт постановления. В самом решении Политбюро третьим пунктом записано следующее: «Предложить президиумам ЦИК союзных республик выслушивать жалобы по религиозным делам и исправлять допущенные искривления и перегибы».[1]

23 марта Президиум Уралоблисполкома рассматривает вопрос о мероприятиях по борьбе с нарушениями закона о порядке закрытий зданий религиозного культа. Это в первую очередь касается районов сплошной коллективизации. «Констатируя имевшие место за последнее время, особенно в районах сплошной коллективизации, случаи явного нарушения установленного законом порядка ликвидации церквей, предложить Окружным исполнительным комитетам:

  1. Допускать закрытие церквей только при наличии добровольно выраженного желания подавляющего большинства населения и при условии, если решения общих собраний граждан по этому вопросу получат утверждение Облисполкома.
  2. Впредь до разрешения в Облисполкоме вопроса о закрытии церкви оставлять их в пользовании верующих и не применять никаких административных мер: изъятие зданий, опечатывания их, снятия колоколов и пр.
  3. Прокуратуре и Суду привлекать к ответственности должностных лиц и частных граждан, виновных в издевательствах и оскорблении религиозных чувств верующих».[2]

Несколько «ошибок» было исправлено.

Из письма начальника административного отдела Бисертского райисполкома в Обладмуправление от 3 октября 1930 года:
«Доношу, что мечети №1 и №2 в селе Васькинском закрывались в январе месяце с/г, по инициативе с/совета на что не было свыше стоящих организаций не какого постановления. В феврале месяце с/г последние переданы в пользование верующим и за не законное закрытие как председатель а так-же секретарь с/сов были отданы под суд и за что были приговорены к прин-работам по 1 м-цу». Речь идет не о сельчанах, а об указаниях свыше. При регистрации община при мечети №1, которая была отдана под избу-читальню, насчитывала 235 человек, при мечети №2 – 290 человек. После всех этих событий мулла 1-й мечети от сана и звания отказался.[3]

Свердловск. (готовлю отдельную статью)
Процесс ликвидации молитвенного дома в столице Урала происходил прозаически скучно. Мусульманское общество г.Свердловска было зарегистрировано 12 октября 1926 года. На 1 июля число членов общества – 559 человек. Ко времени закрытия мечети – начало 1930 года – 480 человек.

В феврале 1930 года в Президиум Уралобкома из Горсовета поступает следующее письмо:
«Рабочие татаро-башкиры Уралмашиностроя, численностью 260 человек, на общих своих собраниях, состоявшихся в период с 9-го по 12 II с.г. вынесли постановление с требованием немедленной ликвидации мусульманской мечети и использования таковой под детский сад.
Идя в данном случае навстречу запросам трудящихся татаро-башкир и учитывая при этом, что здание, занимаемое мусульманской мечетью, фактически принадлежит Городскому Коммунальному Хозяйству, как будучи сданное им мусульманской религиозной общине по договору во временное пользование, а потому Городской Совет ходатайствует перед Президиумом Урал Облика об утверждении прилагаемого при сем постановления в части расторжения с общиной договора и ликвидации мечети, с правом использования этого здания под общественные надобности – детский сад для детей рабочих, татаро-башкир, в чем последние крайне нуждаются.

Приложение: постановление Горсовета. (…)
Горсовет вынес свое решение 25 февраля. Уралоблисполком – 5 марта. Здание мечети передано под национальный детский сад.[4] Никаких протестов в документах ГАСО мною не найдено.

Ирбит (Свердловская область).
В данном случае все документы являются копиями и выписками. Должен оговориться, что под сомнение можно поставить и сам факт проведения собраний, о которых повествуют копии.
1926 год. В Ирбите существует мечеть, находящаяся в 2-этажном каменном здании. По договору от 31 июля здание мечети сдано Ирбитским Окружным Адм.Отделом в бесплатное пользование магометанскому религиозному обществу. Под договором было 66 подписей. Самого договора в деле нет. Справка никем не подписана.
21 октября 1929 г. проходит собрание женщин нацмен города, присутствует 210 человек. Председательствует Гильманова. Принимается решение использовать здание мечети под татаро-башкирскую школу.
Также проводится собрание при центральной татаро-башкирской библиотеке города, на котором присутствует 20 человек. Принимается такое же решение.
4 декабря – общегородское собрание членов профсоюзов нацмен-татар, присутствует 49 человек. Решение принято единогласно: отдать здание мечети под культурный очаг татар-нацмен.
14 декабря 1929 года в городе проводится собрание религиозного общества (магометан). На собрании присутствует 51 человек, к копии прилагается список участников собрания. На повестке дня вопрос о производстве ремонта мечети. Сообщение делает тов. Мустафин. Кстати, ту же фамилию имеет и заведующий Ирбитской нацмен школы. В общем, власти не потрудились придать этому процессу более правдоподобную видимость законности. Единогласно принимается решение «отказаться от ремонта мечети и от использования таковой».
20 декабря выходит постановление Ирбитского Горсовета о закрытии мечети.
29 декабря – Ирбитского Исполкома.
И 13 января 1930 года на заседании Малого Президиума Уральского Облисполкома принимается окончательное решение о закрытии мечети и передаче здания под культурно-просветительское учреждение для нацменьшинств.[5]

Лысьва (Пермская область).
3 января 1930 года Пермский Окрадмотдел выносит решение о закрытии лысьвенской мечети и передаче здания мечети под клуб нацменов.
18 января 1930 года в Уральский Областной Административный отдел поступает докладная записка за подписью начальника Окружного Адмотдела г.Перми тов.Решетникова с дополнительными сведениями о деле:
«1. Лысьвенская мечеть была построена прежними владельцами завода за счет рабочих, что видно из заявления самих рабочих.
2. В з.Лысьва, как рабочем центре, ощущается особо-острая нужда в зданиях для культурно-просветительных целей, указанная же мечеть по своей внутренней архитектуре и вместимости, как нельзя лучше подойдет под клуб.
3. Мечеть, как культовое здание, почти не используется верующими мусульманами за их малочисленностью (насчитывается до 100 чел., членов же общины не свыше 50 человек).
4. Требование о закрытии мечети исходит от рабочих и местного населения из мусульман в числе 442 чел.
5. По закрытии мечети верующие мусульмане свободно могут приспособить для отправления религиозных обрядов один из жилых домов, принадлежащих владельцам из мусульман, имея что приспособления помещения под мечеть не требует особого оборудования и затрат, кроме наличия одной просторной комнаты.
6. Средства на переоборудование мечети под клуб гарантируется Завкомом и выражаются в сумме около 110 рублей».[6]
13 февраля ходатайство Пермского окрисполкома удовлетворено на заседании Малого Президиума Уральского Облисполкома.[7]

Челябинск. (фотографии мечети)
После революции в Челябинске действуют два мусульманских прихода (соответственно, два здания числятся мечетями: на ул.Елькина, 1-й приход, действующий в 1926 г., и на ул.Труда, 2-й приход, о нем и пойдет речь ниже.)
1923 году на основании решения общего собрания мусульман 2-го прихода, мечеть временно закрыта, а здание отдано ГубОНО под школу. 17 апреля 1924 года общее собрание мусульман прихода принимает решение открыть мечеть и, подкрепляя решение отношением Центрального духовного управления мусульман от 30 июля 1924г., обращается в Окрисполком с просьбой вернуть здание. Само заявление датировано 1 апреля 1925г. Уполномоченные общины Шамсутдинов и Билялов. До конца 1925 года поступает еще два заявления. – Отказано.

Златоуст (Челябинская область).
«Всероссийскому Центральному исполнительному комитету.
От граждан г.Златоуста, подписавшихся к сему заявлению, достигших восемнадцатилетнего возраста. (2 листа со 130 подписями – прим. Р.Б.)
Заявление.
По религиозному списку, составленному по мусульманскому приходу города Златоуста на 1 октября 1929 года числилось свыше 800 граждан, достигших восемнадцатилетнего возраста.
В средних числах в октябре месяце лицами, неимеющими никакого отношения к мусульманскому приходу, созывается собрание под знаком собрания граждан мусульманского прихода, где выносится постановление о передаче здания мечети на культурно-просветительные нужды.
Необходимо указать, что (на) названное собрание граждане, составляющие мусульманский приход г.Златоуста, не допускались силами специально выставленной для этой цели охраны.
Узнав из газет, что насильственное изъятие, а равно административное изъятие молебственных домов ВЦИКом не разрешается, мы обращаемся к Вам с просьбой возвратить нам обратно отобранное здание мечети города Златоуста для своих религиозных нужд, так как и в настоящее время в городе Златоусте имеется свыше восьмисот мусульманских трудящихся, нам необходим дом для молебствий»[8].
Организует подписку член мусульманского приходского совета – Дяушев Хисамутдин. Ответа не последует. Письмо будет направлено в областной административный отдел. До конца года будет тянуться разбирательство: здание мечети не вернут. С 1929 года оно переоборудовано под нацменклуб.[9]

Миасс (Златоустовский округ, ныне Челябинская область)
21 июля 1929 г. общее собрание татаро-башкир в количестве 139 человек, что составляет 80% от общего числа таковых, проживающих в г.Миасс, принимает решение о закрытии в городе мечети и передачи здания под школу. Среди голосовавших – только один воздержавшийся.
19 августа 1929 г. ходатайство Злагоустовского Окрисполкома, поддержавшего решение собрания, удовлетворено на заседании Малого Президиума Уральского Облисполкома.[10]
Фотографии из журнала

humus - Миасс:
1.Миасс, оцвечена в наши дни
2.Миасс 2
3.Миасс 1
4.Миасс советский
Сарапул (Удмуртская Республика).
История маленькой пирровой победы. Я попробую объясниться. Тем более что внимательный читатель заметит, что я не вникаю в тонкости мусульманской доктрины, ограничиваясь изучением пограничных с обществом и государством зон (обществом, не будем забывать, русскоязычным, государством, официальной доктриной которого было православие).
Нет, отстоять мечеть, конечно, не удалось. Но, пересматривая документы этого дела, я не мог избавиться от мысли о нравственной победе людей, пытавшихся отстоять свои права в рамках советских законов. На поверхности победили не коммунисты, они как раз проиграли, проиграли крепнущему бюрократическому аппарату, которому безразлична идеологическая подоплека. Впечатление, что торжествует взятка, ибо неожиданно жилищный кризис снят и дом занимает швейно-рукодельная артель. Хотя, на самом деле, я так и не понял, какие мотивы движут действующими лицами, или масками? Нечеловеческая сущность, которой трудно подобрать название, играет сама с собой, меняя обличия, примеряя те или иные лики – «лицемеря». Но для кого играет? Кто зритель? Что она этим хочет сказать? «Нравственная победа» - конечно, «сценична», точнее ее место – где-то между сценой и зрителями. Одолевает смертельная скука, – неужели действительно нет предела человеческой глупости и беспринципности…

21 мая 1929 г.[11]
Копия. Срочно.
РСФСР Сарапульский Отдел Коммунального хозяйства.

Группе верующих мусульманской общины по ул.Седельниковой д.№ 28.

Принимая во внимание, что на основании постановления Народного Комиссариата Внутренних Дел от 11-го апреля 1929 года за № 123, помещения предоставляемые для пользования религиозными объединениями под собрания в городах не должны являться жилыми помещениями, Вы же в настоящее время занимаете под молитвенный дом жилое помещение, в то время как гор.Сарапуль переживает острый жилищный кризис, то Горкомхоз, согласно упомянутого выше постановления и на основании 155 ст. Гр. Код. считает необходимым прекратить с Вами договорные отношения и предлагает очистить занимаемое помещение в 3-х месячный срок с момента получения сего. В противном случае Вы будете выселены в судебном порядке с расторжением заключенного с Вами договора. –

Заведыв.Горкомхозом Карташев.
Зав.жилищным п/отделом Мальцев.
Копия верна: ст.делопроизводитель А.О. подпись (Фельдман).

3 сентября 1929 г.

В Сарапульский Окружной Исполнительный Комитет Уральской области.

Председателя Сарапульского мусульманского религиозного общества
Зайнуллина Тухватулла, жив.в г.Сарапуле по ул.Карла-Маркса, д.№ 17.

Отношением от 21 марта 1929 г. за № 3543 Отдел Коммунального хозяйства Сарапульского Горсовета предлагает группе верующих мусульманской общины нашего города очистить занимаемое общиной помещение по ул.Седельникова под № 28, ссылаясь на постановление Народного Комиссариата Внутренних Дел РСФСР № 123 от 11 апреля 1929 г., в силу которого помещения, занимаемые религиозными объединениями в городах не должны являться жилыми помещениями под каковую категорию Сарапульский Горкомхоз подводит упомянутое помещение, являющееся молитвенным домом нашей общины.

Упомянутое предложение Сарапульского Горкомхоза является неправильным по следующим основаниям:

Вышеупомянутое здание по ул.Седельникова под № 28 с самого основания своего являлось и является молитвенным домом и как таковой предоставлен в бесплатное пользование верующих по договору, заключенному 25 апреля 1922 года согласно Декрета об отделении церкви от государства.

Постановление НКВД – РСФСР № 123 относится лишь к жилым помещениям, сданным в аренду и по найму согласно ст.10 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. (Бюллетень НКВД РСФСР № 18, от 20 мая 1929 г.)

Из изложенного явствует, что постановление Сарапульского Горкомхоза и предложение его к упомянутому помещению, являющемуся молитвенным домом – относиться не может и в самом постановлении НКВД – РСФСР от 11/ IV – 29 г. № 123 речь идет о прекращении договора о найме или аренде[12] жилого помещения, каковые условия в данном случае совершенно отсутствуют.

На ходатайство наше перед Горсоветом, последний в заседании Президиума от 13 августа с/г в ходатайстве нам отказал мотивируя тем, что означенное помещение является жилым, не считаясь с мотивами заключенного договора.

На основании изложенного мусульманская религиозная община г.Сарапула ходатайствует:

Постановление Сарапульского Горкомхоза и Горсовета как неправильные отменить и занимаемое общиной помещение молитвенного дома по ул.Седельникова № 28 г.Сарапула оставить в пользовании общины на основаниях договора заключенного 25 апреля 1922 года.

О последующем просим уведомить Сарапульский Горсовет и нашу общину.
Г.Сарапуль 3 сентября 1929 г.
(…)
Председатель мусульманской религиозной общины Т.Зайнуллин.

Копия верна: Ст.делопроизводитель А.О. подпись (Фельдман)

5 сентября 1929 г.
Президиум Сарапульского Окрисполкома, рассмотрев ходатайство общины, также отказывает в нем.

24 сентября 1929 г.

В Уральский Областной Исполнительный Комитет.[13]

Председателя Сарапульского Мусульманского Общества Зайнуллина Тухватуллы жив. в г.Сарапуле, по ул.Карла Маркса, д.№ 17.

Кассационная жалоба.

Постановлением Президиума Сарапульского Окружного Комитета от 5 сего Сентября нам отказано в ходатайстве об оставлении в пользовании дома по ул.Седельниковой № 28, как молитвенного дома Мусульманской Общины, каковое постановление находим неправильным по нижеследующему:
1). Означенный дом не может приравниваться к жилым помещениям согласно постановления Народнаго Комиссариата Внутренних Дел Р.С.Ф.С.Р. № 123 от 11 апреля 1929 года, так как дом этот, купленный Мусульманской Общиной был тогда перестроен и оборудован заново под молитвенный дом и жилым помещением никогда не служил. –
2). Что квартира муллы, находящаяся в этом доме не могла служить признаками жилого помещения, ибо само по себе здание молитвенного дома не могло быть оставляемо без надлежащаго надзора окарауливания[14] и как сторожу-караульщику необходим был угол. –
3). Что заключение договора с Уисполкомом 25 апреля 1922 года о предоставлении в бесплатное пользование этаго дома верующим – выражалось согласно Декрета об отделении Церкви от Государства и дом сдавался не под жилое помещение, а исключительно для молитвеннаго собрания Мусульманской общины. –
4). Разъяснение Сарапульскаго Городского Совета, что под молитвенное собрание для совершения религиозных обрядов обществу может быть предоставлено одно из нежилых строений в городе, - то и это вновь предназначенное строение оборудованное за счет общества, устройством отопления-печами и необходимым светом-окном может также носить характер жилого помещения и может также быть изъято из пользования общества.

Следовательно разница нахождения молитвеннаго дома мусульманского общества выразится лишь в названии улицы и № дома – за то мусульманское общество уже не в силах будет по своей несостоятельности организовать молитвенный дом, даже при самых крайних условиях так как в настоящее время общество состоит из неимущего класса. –
В виду вышеизложенного Мусульманская религиозная община г.Сарапула просит Областной Исполнительный Комитет – постановление Сарапулскаго Окружнаго Комитета отменить и настоящее дело передать для новаго разсмотрения по существу. –
(…) г.Сарапул          сентября 24 дня 1929 г.

Председатель Мусульманскаго религиознаго Общества (подпись) Зайнуллин.[15]

7 октября 1929 г.
Обладмотдел просит выслать материалы по делу. Ответ следующий:
«Предоставляя при сем в копии материал по вопросу освобождения дома, используемого мусульманской религиозной организацией для молитвенных собраний, - Окрадмотдел сообщает:
1). Указанное строение представляет обыкновенный жилой дом и не имеет никакого специального оборудования и приспособления как здание культа. В помещении находятся лишь небольшое количество предметов культа необходимых для совершения религиозных обрядов.
2). До последнего времени дом находился в пользовании мусульманской религиозной организации гор.Сарапула по договору от 25/ IV – 22 года, как специальное здание культа.
Использовался дом на 2/3 площади под молитвенные собрания и на 1/3 – под жилье служителя культа (муллы).
Ввиду того, что строение является обыкновенным жилым домом и наличия острого жилищного кризиса в гор.Сарапуле – Горсовет предложил религиозной организации освободить дом.
В ходатайстве общины об оставлении дома в их пользовании как специального здания культа, Окрисполкомом рассматривавшим жалобу мусульман по вышеуказанным соображениям – отказано.
4). Имея ввиду, что по действующим положениям дом не мог быть использован не только бесплатно, под видом специального здания культа, не являясь фактически таковым, но даже и правах платной аренды Окрадмотдел считает, что действия Горсовета в данном случае являются вполне закономерными и целесообразными».
(…)

Начальник Адмотдела Сарапульского ОКРИКа подпись (Стряпунин)
Ст.делопроизводитель подпись (Фельдман)

31 октября 1929 г.
Тем не менее, Областной Административный отдел запрашивает дополнительную информацию по этому делу, в частности, как был использован дом до революции и для какой цели в свое время выстроен.

30 ноября 1929 г.

В Уралобладмотдел на № 1-23 от 31 Х – 29 года.

По существу вопроса об изъятии дома от мусульманской религиозной организации сообщается, что Окрадмотдел точно документальных данных о постройке этого дома и о передаче его в пользование религиозного объединения – не имеет.
По сообщению заслуживающих доверия старожил, указанное строение приобретено на средства отдельных членов мусульманской религиозной организации в 1909 году, при чем до этого дом использовался под жилье, для какового и был построен прежним владельцем.
С момента приобретения дом использовался для жилья муллы и временно, впредь до предполагавшейся к постройке мечети, частично для совершения молитвенных собраний.

Врид начальника Адмотдела Сарапульского ОКРИКа подпись (Романов)
Ст.делопроизводитель АО подпись (Фельдман)

18 января 1930 г.
Облик вновь рассматривает этот вопрос и вновь отклоняет ходатайство, но в данном случае не ясно, чье именно, похоже, что речь идет уже о ходатайстве Окружного Адмотдела.

3 февраля 1930 г.
Вновь рассмотрев этот вопрос на заседании Малого президиума, Облисполком дает поручение Обладмотделу запросить от Сарапульского Окрисполкома дополнительные сведения по данному вопросу.

3 февраля 1930 г.
Сарапульскому Окрадмотделу.

Прилагая при сем выписку из протокола заседания Президиума Облисполкома по поводу мечети г.Сарапула, Областной Административный отдел сообщает, что Административная Финансовая Комиссия Облисполкома не согласилась с представлением Обладмотдела об удовлетворении Вашего ходатайства.
АФК считает, что поскольку занятый под мечеть дом был сдан верующим по договору Сарапульским Уисполкомом в бесплатное пользование как молитвенное здание, постольку и ликвидация мечети может иметь место лишь в порядке закона от 8/ IV – 29 г. «о религиозных объединениях», т.е. необходимо оформить закрытие в соответствии с требованиями ст.36 вышеуказанного закона.
При предоставлении материала укажите численность мусульманской организации и в каковом положении дело с этим домом в настоящее время. –

Начальник Обладмотдела …… (Коровин)

15 марта 1930 г.
В Окрадмотдел.
Вопрос об изъятии дома от мусульманской религиозной общины следует считать исчерпанным. Догвор с общиной расторгнут по иску Горкомхоза от 28 XI – 29 г. Нарсудом г.Сарапула 13 XII 29 г. в порядке ст. 38 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 IV 29 г., посколько предметом этого договора является жилой муниципализированный дом. Кассационная жалоба мусульманской общины на решение народного суда решением касколлегии окружного суда от 5 I – 30 г. оставлена без последствий. На основании изложенного весь материал возвращается Вам обратно для дачи соответствующего объяснения Обладмотделу.

Секретарь Окрисполкома подпись.
Завканц подпись.

23 марта 1930 г.
Уралобладмотдел. На № 1-23 от 3/ II – 30 г.
На основании Вашего предложения при сем представляется дополнительный материал по вопросу оформления изъятия строения от мусульманского религиозного объединения в г.Сарапуле.
Дом в настоящее время от мусульман изъят и используется для мастерской швейно-рукодельной артели.
Численность религиозного объединения города составляет в настоящее время 86 человек.
(…)

Начальник Окружного Административного отдела подпись (Кузовников)
Вр.Нач.Адм.Орг.П/Отдела подпись (Стряпунин)

От руки резолюция: Поскольку вопрос решен судом дальнейшее административное производство дела бесполезно. (…) 2/IV подпись.[16]

В Государственном архиве Свердловской области также есть дела по закрытию других мечетей области, везде здания мечетей передаются под школы или клубы:

  1. В деревне Алегазовой Н.-Петровского района Свердловского округа. Решение принято 12 декабря 1929 года.[17]
  2. В Верх-Ингальских юртах Суерского р-на Тюменского округа –13 февраля 1930 г.[18]
  3. В поселке Шукуровском Уйского района Троицкого округа – 27 февраля 1930 г.[19]
  4. В Кинедрских юртах Тавдинского района Тюменского округа  - 5 февраля 1930 г.[20]
  5. В поселке Пласт Кочкарского района Троицкого округа – 23 февраля 1930 г.[21]
  6. Две мечети в Б.-Акировских юртах Тюменского района Тюменского округа – 5 февраля 1930 г.[22]
  7. В Акияровских юртах Тюменского р-на Тюменского округа – 2 марта 1930 г.[23]
  8. В поселке Воткинском Воткинского р-на Сарапульского округа – 1930 г.[24]

Некоторые дела мною не просмотрены, не выданы по причине их ветхости.
В выписках иногда также упоминается то, что муллы закрываемых мечетей добровольно отказываются от своих должностей. Сведения о некоторых из них можно найти в делах, связанных с просьбами восстановления в избирательных правах (фонд 88-р, описи 6, 7, 8).
...

[1] ЦДООСО, ф.4, оп.8, д.104, лл.14-15.
[2] ГАСО, ф.Р-575, оп.1, д.22, л.29.
[3] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.178, л.13.
[4] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.668 // ф.Р-575, оп.1, д.22.
[5] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.697, л.6-13.
[6] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.698, л.1.
[7] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.698, л.12. Есть фотография.
[8] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.183. В деле есть 2 фотографии.
[9] То же.
[10] ГАСО, ф.Р-102, оп.1, д.490.
[11] Название документа?
[12] Подчеркнуто в тексте оригинала – Р.Б.
[13] Письмо написано от руки. Штамп о получении Облисполкомом 4 октября 1929 г.
[14] Первые три буквы неясно, восстановил слово - по последующим. – Р.Б.
[15] По подписи можно догадаться, что текст письма написан другой рукой.
[16] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.504. Последняя подпись неразборчиво.
[17] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.501.
[18] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.699.
[19] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.701.
[20] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.702.
[21] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.700.
[22] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.703.
[23] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.704.
[24] ГАСО, ф.102р, оп.1, д.869.