?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Flag Next Entry
На грани катастрофы. Торговый Дом "Братья Агафуровы".
rbvekpros

У финансовых потоков - свои русла, может, жизнь финансов можно сравнить с кровеносной системой, мистическая жизнь и постоянное неведомое движение капитала, подчиняющих себе волю людей и народов, определяющих направление развития государства, до сих пор неведомы, мы можем видеть только то, что происходит на поверхности и как происходящее отражается на нашей жизни. Но законы функционирования капитала в глобальной системе и внутри её составляющих нам (конечно, мне) непонятны, и кризисы настигают всегда внезапно. Взяточничеством, воровством, семейственностью, историей или национальностью, да ничем, собственно, это не объяснишь. Какие бы цели ни ставило перед собой новое государство, оно в любом случае интегрировано в мировую экономику. Жизнь капитала в итоге выправляет человеческий произвол и ставит государственную систему на своё место. Мне кажется, так получилось с СССР. Место английского капитала, к примеру, занял американский, и представить себе, что страна смогла бы подняться без американского капитала, невозможно. Много позже я вернусь к этому вопросу, но вновь буду вынужден отвлечься. Поэтому пока предлагаю познакомиться с эпизодом, который будет полностью посвящён несколько непонятной жизни цифр, но за этими цифрами - не только судьба семьи...


В ноябре 1913 года не только коммерческий, но и общественный мир (представьте, что пишу по-татарски) города потрясен сообщением о неплатежеспобности крупнейшего в городе Торгового Дома – “Братья Агафуровы”. В течение месяца городские газеты следят за развитием событий. Есть что-то символичное в том, что всё это происходит накануне первой мировой войны, итогом которой для России станет революция, а для Агафуровых - полное крушение торговой исперии...
Итак:

Первое собрание кредиторов рассматривает представленный баланс, задолженность фирмы не превышает, казалось бы, 2,5 миллионов рублей, причем, актив фирмы на 24 ноября превышает пассив почти на 800 тысяч рублей. Собрание определяет эту цифру в 600000 руб. Казалось бы, положение не может внушать больших опасений. Кредиторы приходят в соглашение с Торговым Домом, ему делается скидка 20 копеек с рубля, т.е. фирма должна заплатить по всем обязательствам до 24 ноября по 80 коп. за рубль, половина этой суммы платится при наступлении срочных платежей, остальные 40 коп. отсрачиваются на 6-9 месяцев. Отпуск записанных товаров кредиторами продолжается на обычных условиях. Немедленные требования мелких кредиторов выполняются сразу, но потребовавший просто лишается покупателя. Остальные 60% срочных обязательств кредиторы обязываются покрыть из своих средств. На 40 коп. за погашенный рубль Агафуровы выдают векселя.[1]

Но положение оказывается сложней – Торговый Дом не способен принять и этих условий.

28 ноября в помещении конторы фирмы “Треугольник” состоится следующее совещание кредиторов. Совещание носит информационный характер, доверенные различных фирм (долее 20) из Москвы, Петербурга, Варшавы знакомятся с положением дел. Среди них заведующие отделениями банков: волжско-камского, русско-азиатского, сибирского и русского для внешней торговли; местные представители фирм: Т-ва Ф.Реддовей и К-о, т-ва “треугольник”, тов-ва Невской ниточной мануфактуры, Невского стеариного завода, Волжского акционерного об-ва “Солонил”, т-в Асмолов и КушнаревНа 3 декабря назначается общее собрание всех кредиторов фирм, которые должны прислать своих представителей к этому числу. К этому времени также должен быть точно установлен баланс фирмы, а на частных совещаниях обсуждены возможные меры для выхода фирмы из кризиса.

Корреспондент газеты “Уральская жизнь” следующим образом обрисовывает отношение к делу разных кредиторов:

“Учреждение администрации по делам Торгового Дома Бр.Агафуровы является злобой дня не только в коммерческом мире, но и в обществе.
Чуть-чуть не пошатнулось дело, с оборотом в 5-6 миллионов рублей в год, и сложный маховик его, двигавшийся в течение 30 лет, готов был остановиться, выбросив на улицу рабочую армию в 200-300 человек.
Но это не случилось, т.к. кредиторы фирмы отнеслись к ее владельцам благожелательно.
По существу шатания дела и возможного оздоровления его теперь представители нашей коммерции высказываются в большинстве своем оптимистически.

Банковские деятели.

Один из управляющих банка говорит:
- Общее собрание, ознакомившись с представленным балансом, могло прежде всего убедиться, что он совершенно чист (выделено в оргинале).

Перед собранием в Екатеринбург приехало много крупных кредиторов, они знакомились со складами, контролировали наличность кассы и вынесли впечатление, что дело большое, на полном ходу, с полным ассортиментом товаров.
Это дало уверенность собранию, что в деле произошла денежная заминка, которую можно урегулировать путем отсрочек в форме администрации на самых широких полномочиях.
Эта администрация урегулирует расходы членов и т.д.
Они уж слишком баре, и забывали, что коммерсант, проводящий товары, общественный деятель, что за его спиной тысячи народа, и по отношению к себе он должен быть спартанцем.
Я думаю, что через год-другой фирма при помощи администрации вполне окрепнет и оздоровит свой оботный капитал.
Кредиторы ценят в Торговом Доме громадный очаг сбыта товаров, работающий до Владивостока, в Манчжурии, Монголии, Китае и в русском и китайском Туркестане.
Проникнуть так далеко и широко самим производителям прямо невозможно без громадного риска и вот почему фирме оказано такое широкое доверие.

Другой представитель банка, отмечая благожелательность кредиторов, высказавшихся лишь суммой 41 тыс.руб. против учреждения администрации, останавливается на юридической стороне учреждения администрации. Администрации по закону учреждаются обычно тогда, когда кредиторского рубля не хватает, но дело жизнеспособно. Жизнь однако расширила это условие и теперь учреждаются администрации и при рубле и больше. По делу Агафуровых кредитор на рубль имел рубль с четвертаком. По существу для кредиторов являлось возможным распродать все товары, получить чистоган и сказать Агафуровым: Прощай навеки. Но перед ними встала долголетняя и очень выгодная для производителя работа Агафурофых по проведению массы товаров. В результате – администрация с полномочиями на сделки.
Если бы администрация действовала по закону – то это бесконечная история. Из 140 тысяч рублей прибыли, начисляя еще проценты на кредиторский рубль, трудно уплатить 3 миллиона рублей долга, но несомненно большинство крупных кредиторов пойдет на сделку, а за срок три года фирма скупит претензий на 1-1,5 миллиона рублей, сэкономив на этом деле 600-700 тыс.руб.
Причину неплатежей я вижу в кружевном деле в Варшаве. Дело это казалось сначала небольшим, требовало для начала 60-70 тыс.руб. Кашафетдин Агафуров втянулся, потерпел убытки, и это обстоятельство повлияло на обороты Торгового Дома, у которого уменьшился оборотный капитал, а следовательно соответственно и кредит. Результат – заминка.

Представитель сахарной промышленности смотрит весело:

- Помилуйте, кредитор обеспечен в момент прекращения платежей полным рублем. Это редкое явление по нынешним временам. Все крупные кредиторы готовы были пойти на сделку с фирмой без всякой администрации, скинув и отсрочив обязательства. Но это было бы невыгодно самой фирме. Без администрации ее засыпали бы мелкими исками небольшие кредиторы. Собственно, для ограждения от мелких кредиторов, мы и сочли за лучшее учредить администрацию. Через 2-3 года гг.Агафуровы совершенно оправятся и дело их с притоком нового оборотного капитала путем скидок лишь окрепнет.

Представитель технической промышленности:

- Мы учредили администрацию, что называется, по особому заказу. В ее состав вошли все члены Торгового Дома. На собрании раздавались голоса против Кашафетдина Хисамутдиновича, его хотели сделать лишь доверенным, но я первым протестовал против этого. Дело так сложно, что вести его могут только люди на нем выросшие – это владельцы. Кашафетдин Хисамутдинович заведует розницей, а это – маховик в ½ миллиона руб., и наиболее живой, т.к. в рознице галантереи прибыли в 50-100% обычное явление. Кому из посторонних отдать в руки такое дело? Теперь весь вопрос в том, как будет работать администрация. В ее руках сосредотачиваются колоссальные оборотные средства. Ведь достаточно указать, что за 13 дней с момента прекращения платежей у фирмы накопилось на текущем счету свободной наличности 260 тыс.руб. Кредиторы благожелательны, но последнего слова не сказали, и будут ждать, как поведет себя по отношению к ним администрация.[2]

13 декабря проводится экстренное собрание екатеринбургского биржевого комитета, созванное исключительно для рассмотрения вопроса об учреждении администрации по делам Торгового Дома. Рассмотрев заявление общего собрания кредиторов, комитет, по обыкновению, решил созвать особое совещание “почетнейших” членов биржевого комитета. 14 декабря “почетнейшие члены, рассмотрев представленный баланс, списки кредиторов и дебиторов, администрационный акт и другие документы по делам Торгового Дома, признает, что предприятие большое и отвечает тем признакам, по которым законом разрешается учреждать администрацию и что состояние счетов Т.Д. находится в таком состоянии, что нет никаких оснований к объявлению Т.Д. несостоятельным должником и что есть полная надежда на востановление дел и выход Т.Д. из затруднительного положения. Кроме того, совещание отметило, что Т.Д. бр.Агафуровых является одним из самых крупных существующих 30 лет проводником товаров по Уралу, Прикамью и Сибири. В виду всего этого совещание единогласно высказалось за учреждение администрации и все документы по делам Т.Д. передало в екатеринбургский окружной суд.[3]

30 марта 1914 года в квартире К.Х.Агафурова состоится общее собрание кредиторов “Торгового дома бр.Агафуровы”. Собрание открывает председатель администрации В.А.Макаров. Председателем собрания избирается Управляющий екатеринбургского отделения Волжско-Камского банка В.В.Аничков, секретарем – присяжный поверенный Н.В.Синельников. Явилось 24 кредитора на сумму 583119 руб. 7 коп. Был прочитан доклад администрации о ходе дела и баланс на 1 января 1914 г. Баланс собранием утвержден.

Рассмотрен вопрос о разрешении администрации кредитоваться на большую сумму. Собрание постановило предоставить администрации кредитоваться сверх ранее разрешенных 1,5 млн.руб. еще на 500 тыс.руб., а всего стало быть 2 млн.руб.

По вопросу об увеличении жалования администраторам не членам Торгового Дома собрание постановило увеличить таковое с 2000 руб. в год до 3600 каждому с 1 апреля 1914 года.[4]

Торговый Дом Бр.Агафуровых не исчезнет с рынка, но вполне возможно, что если раньше Торговый Дом принадлежал Агафуровым, то теперь Агафуровы принадлежат Торговому Дому...

[1] Прекращение платежей фирмы Бр.Агафуровы. – Уральская жизнь, 28 ноября 1913.
[2] «Администрация Т.Д. «Бр.Агафуровы». – 15 декабря, 1913 г., «Уральская жизнь».
[3] «Администрация Т.Д. «Бр.Агафуровы». – «Уральская жизнь»,17 декабря, 1913 г.
[4] Собрание кредиторов. – «Уральская жизнь», 1 апреля, 1914.