?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
Татаро-башкирский театр. Екатеринбург-Свердловск. 1919-1936 гг.
rbvekpros

Национальная жизнь татар в Екатеринбурге в последние предреволюционные годы развивалась достаточно интенсивно: помимо активности отдельных представителей диаспоры – Агафуровых, Богатиевых, имама Рахманкулова, Тагирова… работает Мусульманское благотворительное общество, татарская школа, мусульманское женское училище, само собой разумеется, мечеть (молельный дом). Приглашались татарские певцы. Но о татарском театре в городе никто не мечтал. Создание своего национального театра стало возможным после освобождения города от колчаковских войск. При всей противоречивости описываемых мною событий и привлекаемых материалов, татарский национальный театр на Урале – явление, на мой взгляд, весьма необычное, заслуживающее внимания и дальнейшего изучения. Я познакомлю читателя с теми документами, которые выявлены мною в областных архивах. В некоторые периоды театр достаточно много гастролирует, очень вероятно, что немало интересного можно найти в татарских газетах того периода, выходивших в тех городах, где в свое время побывала труппа. Некоторые факты могут показаться незначительными, но с этим пусть разбираются будущие исследователи, для уходящих, вроде меня, - важна была любая мелочь. Я понимаю, что тем самым создаю определённые трудности для читателя. Но я писал не статью или рассказ, я собирал сведения, которых фактически не было до сих пор. Знакомлю с материалами не без надежды, что кто-то может указать на иные источники или воспользоваться моими.


1919 год.

22 августа 1919 года Указом Екатеринбургского губернского Военно-революционного Комитета Мусульманский Временный Революционный Комитет упраздняется, создается мусульманская секция для культурно-просветительской работы среди мусульман при Губернском Отделе Народного образования.

При секции начинает работу театральная труппа. 22 августа 1919 года и будем считать днем появления в городе своего татарского театра. Отсутствие профессионализма сглаживает революционный энтузиазм и искренность первых татарских театральных деятелей города. Инструктором театрального дела назначается Аюпов.

Первый документ, касающийся деятельности театра, датирован 5 декабря - в Национальный Подотдел ГубОНО поступает письмо следующего содержания. С него  и начну свое, вынужден признать, лоскутное повествование о татарском театре г.Екатеринбурга.

«Комитет Мусульманской труппы сим уведомляет, что за последнее время в Мусульманском клубе невозможно стало работать ввиду того, что члены татарской секции РКП при политотделе 3-й Армии постоянно вмешиваются в нашу жизнь под флагом принадлежности к РКП, угрожают разными репрессиями и каждому пустячному случаю придают преувеличенный вид. На днях нашему товарищу режиссеру труппы Амину Фаткуллину нужно было по пьесе стереть газетой ботинок и он взял со стола газету «Коммунист», издаваемую вышеозначенной татарской секцией, и вытер ею сапог, и они придрались к этому случаю, что, дескать, Фаткуллин хотел унизить нашу газету и тем подорвать авторитет существующей власти (!!!) и т.д. и т.д. Словом, придали этому случаю такую форму, и в таком виде донесли Губернской Чрезвычайной комиссии, что Фаткуллин в настоящее время находится под арестом. После ареста Фаткуллина председатель татарской секции тов. Хабибуллин громогласно объявляет нам, что отныне вся работа труппы будет проходить под контролем татарской секции и затем объявляет нам, что взамен арестованного Фаткуллина они назначают режиссером труппы тов. Салавата Хайруллина. На наш протест, что мусульманская труппа находится под ведением Национального подотдела Отдела народного образования, они объявляют нам, что и Национальный подотдел будет находиться под ведением татарской секции. Назначенный татарской секцией режиссер такой человек, с которым во всяком случае работать мы не согласны, т.к. про его гнусный безнравственный поступок с одной девицей в стенах Клуба известно всем мусульманам. Затем почти пред началом каждого спектакля они начинают говорить речи все время о текущем моменте и своими неумело построенными речами о текущем моменте, где подряд 5-6 ораторов в течение долгих часов говорят об одном и том же, довели публику до того, что публика, как только они начинают говорить, сейчас же начинает расходиться. В буфете они устраивают разные скандалы и требуют того или другого с разными угрозами. Бесцеремонно врываются в помещения артистов и артисток и не обращают никакого внимания на существующие в Клубе правила.

На основании сего просим Национальный подотдел оградить нас от вмешательства в наши дела членов татарской секции и возбудить ходатайство пред губ. Чрезвычайной комиссией об освобождении нашего товарища Фаткуллина, ибо за весь период его работы с нами, мы никогда не замечали за ним контрреволюционных выступлений, а причина его ареста объясняется личными расчетами членов татарской секции. Подробные объяснений нами будут даны лично». Тов.пред.ком.труппы (товарищ председателя комитета труппы -?) – подпись неразборчива. Заведующий Клубом рабочих и красноармейских мусульман Богданов, члены труппы: (неразборчиво), Ш.Ахмедзянов, З.Галимуллин, Х.Аюпова, Мухитдинова, Ганеева, Утяганов.[1]

Но Национальный Подотдел, похоже, не справился с этой необычной проблемой и 4 декабря направляет письмо в Екатеринбургский Губернский Отдел Народного Образования.

«При Политотделе 3-й Армии существует татарская Секция РКП. Эта татарская секция заявляет Национальному Подотделу, что без ведома этой секции Национальный Подотдел не имеет права назначать и увольнять работников просвещения и что вся работа Подотдела должна проходить под контролем этой Секции.

Намерения, высказанные в заявлении, они за последнее время стали творить и в действительности. Они насильно стали врываться в наши учреждения, устраивают там скандалы и дебоши, требуют увольнения одних работников и назначения других из своей среды, людей не компетентных. Так например в Мусульманском клубе по их доносу на днях арестован режиссер Мусульманской труппы ввиду того, что самому незначительному пустяку они придали извращенный и преувеличенный вид. На место этого режиссера они без ведома Подотдела самовольно назначили человека из своей среды, предосудительного поведения, с которым артисты Мусульманской труппы ни в коем случае не желают работать. Подобных случаев очень много и эти случаи сильно тормозят нашу работу по просвещению мусульман.

На основании сего Национальный Подотдел просит Отдел Народного образования указать директивы, насколько татарская Секция при Политотделе 3-й Армии имеет право вмешиваться в нашу культурно-просветительскую работу и оградить нас от скандалов и дебошей, чинимых членами Секции». Письмо подписывают Заведующий Национальным Подотделом Салехов С.В., Инструктор внешкольник Маматзакян Мухамед–Шакир и секретарь Тагиров Б.

1921 год.

20 января 1921 года проходит собрание правления клуба им.Вахитова, на котором принимается решение отделить труппу от клуба.

21 марта проходит собрание Екатеринбургской мусульманской труппы, принимается решение реорганизовать труппу в «пролетарскую театральную труппу тюркнародов для обслуживания трудовой массы татаро-башкирского население». В документах труппа так и будет фигурировать под разными названиями. Также постоянно будут возникать вопросы, под чьим ведомством находится театр, что входит в функции театра: постановка спектаклей, агитплакаты, просвещенческая или кружковая деятельность, или все вместе.

Вот план, принятый 19 декабря 1921 года на первом организационном собрании литературно-драматической подсекции политпросвета при клубе им.Вахитова в присутствии М.Н.Тагирова, Р.Аюповой, Ф.Мухутдиновой, А.Фаткуллина и Ф.Ганеевой:

История искусства, литературы, театра, «рассказывания, обсуждения, импровизации и разбор», «чтение и разбор образцовых произведений как мусульманских, так и русских и некоторых иностранных писателей и поэтов», чтение и разбор произведений членов клуба им.Вахитова», «инсценировка и создание своих пьес», «работа над стихотворениями, отрывками, сценами и рассказами», «живые картины», «пластика»,

В марте-апреле мусульманская труппа под руководством Аюпова впервые выезжает на гастроли.

20-21 сентября проходит заседание Совета нацмен при ГубОНО, которое принимает решение преобразовать Мусульманский театр города в губернский и отнести его по 2 группе 2 категории на средства политпросвещения ГубОНО, содержание артистов отнести на средства ГубОНО.

Актеры муструппы: Аюпова 1, Аюпова 2, Мухутдинов, Шарафутдинова, Фаткуллин, Мухутдинова, Сунгатуллин, Ганеева (билетерша, 13 декабря 1921 года будет уволена за халатное отношение к работе).

14 октября 1921 г. состоится общее собрание членов мусульманского пролетарского театра, на котором присутствует 17 человек. Администратором театра выбран Богданов (возможно, выдвигалась кандидатура Галимского, но он уезжает из города), режиссером, работающий еще и как актер, - Аюпов, принимается актером Закир Садыков, костюмершей – Пономарева. В труппе театра 11 человек. Среди реквизита – декорации сада, 4 задника, 4 комнаты, обстановка, но костюмов нет. Еженедельно дается по 2 спектакля, 1 –бесплатный, 1 – платный.

25 ноября администратором театра избирается Галимуллин (Галимский).

1 декабря в труппу будут приняты Яушов и Илялов, кассиром – Бахметов.

В декабре же поступит жалоба Аюпова о неподчинении артистов и техперсонала, возможно, это объясняется очень тяжелым материальным положением членов труппы при очень плотном графике работы.[2]

1922 год.

Мусульманский театр носит название - «Очаг культуры» и расположен по адресу ул.Шейнкмана,18. В обязанностях театра: «обслуживание всего мусульманского населения города». Театр «приспособлен исключительно для театральных постановок: при театре имеется мусульманская труппа артистов. Адм.театра Галимский».

Вот список личного состава труппы мусульманского пролетарского театра Очаг Урала Екатеринбургского УГОНО на 17 января 1922 года:

Аюпов Ахметжан, должность – артист, режиссер, стаж работы 7 лет,
Галимский Зюфяр, артист, администратор, 5 лет,
Мухитдинов Нугман, артист, 10,
Бикташев Ислам, артист, 5,
Яушев Ибрагим, артист, 6,
Илялов Исхак, артист, 6,
Сунгатуллин Юсуп, артист, 4,
Галиакбаров Хаким, артист, 4,
Вахидова Хабиб, артистка, 5,
Ганиева Фаиза, артистка, 5,
Аюпова Рабига, артистка,5,
Мухитдинова Фаиза, артистка,5,
Шарафутдинова Хитима, артистка, 4,
Утяганова Зайнаб, артистка,3,
Бахметова Осма, суфлер,4,

Театральный инструктор Аюпов, режиссер театра Амин Фаткуллин в отпуску, ожидается приезд Шокира Шамильского[3] и Мервалеевой. Можно предполагать, что фактически весь состав был представлен выходцами из других городов. Голод в Поволжье, эпидемии на юге Урала (Оренбург) привлек в город, возможно, немало творческих людей, что предполагало и некоторый выбор и возможность создать неплохую труппу. С другой стороны в труппе мы не видим художника и гримера и можем только догадываться о том, были ли в тот период декорации вообще и какого свойства.

В месяц планируется ставить 8 спектаклей: 2 – на героическую тему, 2 на революционную и 4 на бытовую, что вполне отвечает духу того времени – времени героического.

В феврале на зарплату артистов выделяется 2 миллиона рублей.

16 марта пишут о согласии переезда из Казани для работы в театре Нури Сакаев, Айдар Ситдик, Синяева[4] и Камская Гульсума.

В ноябре ставит спектакли Сыртланова.

Отмечается высокая посещаемость спектаклей.[5]

….

Финансовое положение театра не один раз ставит его на грань развала. Тем более что театры намечается перевести на хозрасчет.

13 ноября 1922 года на заседании Коллегии Екатеринбургского ГубОНО выносится следующая резолюция:

«Поскольку мусульманский театр обслуживает беднейшую часть татаро-башкирского населения, перевод его на хозяйственный расчет невозможен, а между тем как место для агитации и пропаганды, он подлежит безусловному сохранению.

Возбудить перед ГЭС (?-Р.Б.) вопрос об отпуске для мустеатра необходимых средств».[6]

1923-1930 годы.

Каких-либо сведений о работе татарского театра  г.Свердловска (или татарской драматической труппы) в этот период в областных архивах мною не найдено, что не означает, что их нет. Очень плохо организован материал в Государственном архиве Свердловской области, многие документы не были выданы, ввиду их реставрации.

1931 год.

Один из ключевых моментов театральной жизни татар двух городов. Троицк теряет свою театральную труппу. 25 августа на заседании сектора искусств Уральского областного отдела народного образования рассматривается вопрос об организации областного передвижного татарского театра.

«…Областной передвижной татарский театр должен руководить и организовывать художественно-самодеятельное искусство среди нацмен на местах, поэтому нужно в состав театра влить выдвиженцев из низовых кружков рабочих, комсомольцев, коммунистов. С первых же дней его нужно организационно и качественно укрепить.

Роль театра заключается в том, что он должен вплотную включиться повседневной своей практической работой в проводимые текущие политические, хозяйственные кампании, свой репертуар должен насыщать отражением задач, стоящих перед нашей страной, в нашем народном хозяйстве. Театр должен стать мобилизующим центром трудящихся нацмен на борьбу за промфинплан и на участие в текущих политических кампаниях. Поэтому состав мужчин-актеров должен быть увеличен до 15 чел., учитывая то положение, что на татарский театр возлагается обслуживание колхозов и промышленных районов и новостроек. Театр должен четко проводить классовую линию партии.

…Троицкая татарская труппа, безусловно, имеет достижения в части оформления материала и художественной работы. Имеются квалифицированные актеры в составе группы, безусловно, она должна быть базой нашего областного передвижного театра. Просмотр постановки «Калякулягар» был удовлетворительным, репертуар был идеологически выдержанный.

Постановили: Художественный состав областного передвижного рабочего татарского театра утвердить в составе 25 чел. (17 мужчин, 8 женщин).

Председатель Юревич».[7]

Вот некоторые сведения из сметы Передвижного татаро-башкирского театра: актеры 14, актрисы 10, музыканты 4, администрация 7,(из отчета) состав 25 чел.

Репертуар на 1931 до 1 января 1932: Данлы чур, Кара кулягаляр (с получением пьесы заменить на Кызыл Яулык), Кузчунар Уясында (с получением пьесы заменить на Кузбасс), два вечера малых форм, одна из них посвящена кооперативной жизни.[8]

С 1931 года театр находится в системе Уральского Областного Управления зрелищными предприятиями.

Ниже приведу докладную записку Илялова, заместителя директора и заведующего художественной частью театра, направленную им в сектор по художественной работе при культпропе Обкома ВКП(б):

«Телеграммой от 12 июня 1931 г. УралОНО вызвал меня из гор. Троицка в г.Свердловск по вопросу о реорганизации Троицкой Татарской Труппы, где в то время я состоял художественным руководителем, в Областной Татаро-башкирский Передвижной театр. Приехав, согласно этого в г.Свердловск, я с 17-го по 24-е июня проработал весь материал для организации этого театра. Была составлена смета на 2-е полугодие 1931 г., разработаны штаты и т.д. Необходимо было только найти требующиеся на организацию и содержание театра сумму, согласно составленной сметы. Сектор искусств УралОНО в лице тов.Сметанина, который в то время работал в нем, должен был изыскать эти средства путем созыва специального совещания представителей заинтересованных в этом деле организаций. Этот вопрос должен был быть разрешенным до 1-го июля с/г, а с этого числа труппа должна была уже быть реорганизована в Областной театр. Но почему-то дело это затянулось и мы спокойно продолжали свою работу в г.Троицке.

К тому времени, числа 9-10-го июля Троицкий Райпрофсовет и РайОНО решили отправить Таттруппу в г.Свердловск для участия в I-й Областной Олимпиаде искусств народностей Урала, как единственную нацменовскую труппу во всей области. Но ввиду того, что труппа была профессиональная, а олимпиада организовывалась для самодеятельных искусств, было решено, прежде чем отправить труппу согласовать этот вопрос с областными организациями. Для разрешения этого вопроса, Троицкий Райпрофсовет 11-го июля командировал меня в гор.Свердловск. По прибытии сюда этот вопрос мной был поставлен перед комиссией Олимпиады, сектором искусств УралОНО и Культсектором

По постановлению Уралобкома от 15 июля 1932 года Передвижной татаро-башкирский театр получает официальный статус. Художественный руководитель в 1932 году – Хасанов, который в конце года будет отстранен от руководства за бесхозяйственность и развал дела. Одна из первых постановок «Картошка» Киршона (1*). В этот период художественный состав – 20-25 человек, техсостав – 5 человек.

1932 год.

13 октября 1932 года в газете «Социализм юлы» появляется заметка с первыми тревожными сигналами о состоянии театра.

1933 год.

15 апреля в Обком РАБИС поступает письмо от некоего И.Сейфуллина. Он сетует на отсутствие у театра своей базы, невыплату актерам зарплаты с 1 марта, деньги они получают разве что на обед. Театр постоянно в разъездах, то в Татарстане, то в Ижевске. В составе театра 6-7 артистов, только трое выдвиженцы из рабочих, остальные любители из драмкружков. Есть артисты, появляющиеся на работе в нетрезвом виде. В репертуаре всего две постановки, которые не оформлены ни декорациями, ни костюмами. Музыканта при театре нет. Спектакли сопровождает одна скрипка. А постановка «Голубая шаль» вообще является чуждой для рабочих. Дирекция имеет задолжности за квартиры и гостиницы почти в каждом городе, где побывал театр. И вообще в театре масса чуждых элементов. УЗП ставит какого-то «русского алкоголика» режиссером, 5 дней он пьет, на 6-й, получив деньги, исчезает. Одним словом, «уравниловка, обезличка, бесхозяйственность, недисциплинированность, появление на работу в нетрезвом виде". Письмо без внимания не осталось. Надрюков был отдан под суд. За прогулы уволены Ильметов, Сифин, Собитов, Довлетбаев, Сундуков. Ильманов как сын торговца отстранен от художественного руководства. Обращение УЗП к дирекции и МК Казанского Академического театра и в г. Астрахань о выделении или рекомендации кадров в помощь уральскому составу результатов не имело. Это правда, лишь отчасти. Еще в 1930 году из Астрахани поступало подобное предложение. В конце концов, было принято решение труппу распустить и к 1 октября 1933 года набрать новую. Директором был назначен Далечин.[9]
(Посмотреть, возможно отправлено письмо в "Правду" 17 авг. 1933, а также "Социализм Юлы 13 сентября, 1932, Уральский рабочий, Мимо ушей - ?)

Версия.

Летом 1931 года в Свердловске состоялась Олим­пиада театров Урала, на которой очень хорошо пока­зался Троицкий театр. В результате, по решению Уралобкома ВКП (б) его переводят в Свердловск — центр Южного и Среднего Урала.

Одно из тогдашних Постановлений гласит: «Театр должен быть мобилизующим центром трудящихся нацмен на борьбу за промфинплан и на участие в те­кущих политических кампаниях». Очень любопытно, что в составе художественного руководства театра наряду с главным и очередным режиссером, литсот-рудником, художником утверждалась и должность политрука.

Сразу же был определен и маршрут труппы. Ей вменялось обслуживание самого Свердловска, затем Челябинска, Магнитогорска, Троицка, Асбеста, Шу­михи, Берды. Миаса, Ялан-Катая, Нижнего Тагила, Чусовой, Перми, Сарапула, Красноуфимска, Злато­уста, Березников, Кизила, Губахи, Соликамска, Воткинска и целого ряда других населенных пунктов, ле­созаготовок и новостроек. Актеры не только показы­вали свои спектакли и давали концерты, но на местах выпускали стенгазеты, проводили собрания, органи­зовывали подписку на газеты, то есть были полномоч­ными представителями советской власти. Однако ак­терский быт был довольно тяжелым.

По словам бывшей актрисы театра М. Шайхутдиновой, бригады, подготовив гастрольную программу в Свердловске, в помещении татаро-башкирского клу­ба, разъезжались по разным маршрутам. Выступали прямо в бараках. Представление состояло из двух ча­стей. В начале агитплакат в театрализованном виде: в ритме марша выходили актеры (5—6 человек) и в че­канной форме говорили о достижениях, рекордах конкретных людей, затем выходила вторая группа ак­теров и пригвождала к позорному столбу лентяев, прогульщиков. Во время исполнения агитплаката ак­теры были одеты в униформу — темно-синюю блузу с изображением на груди шестерни, с коричневыми кожаными обшлагами и воротником.

Во втором отделении были отрывки из спектак­лей. Представления вызывали широкий резонанс, бурные обсуждения. Ведь рабочие впервые приобща­лись к театральному искусству, да еще на родном языке.

Со временем приемы малых форм потеряли новизну. Кроме того, постоянная передвижная жизнь, полное отсутствие бытовых условий, начали приводить к различным заболеваниям среди актеров. Все это привело к тому, что к середине 30-х годов рабочие театры были повсеместно ликвидированы. Уральский татарский театр закрылся в конце 1933 года. Актеры его разъехались по разным городам страны.

Ильтани Илялова.(22,43)

1934-1936 годы.

За период с 1935г. и 1-й квартал 1936г. в самом Домпросе и с выездом на предприятия сыграно и проведено 92 спектакля и концерта, 5 интернациональных вечеров, которые посетило 20206 человек. Театральная труппа в 1935г. выезжала в колхозы Бардымского района, в 1936г. на лесоучастки Кабаковского района, на выезде была представлена 21 постановка, которые посетило 2270 человек.

Проблемы в работе театральной труппы объясняются отсутствием необходимого для спектаклей и концертов помещения, о чем Горсовет принимал решения еще 3 июля 1934г., 20 августа 1934г. и 28 июля 1935 г., которые выполнены не были, и отсутствием хорошо подготовленной театральной труппы, в этот период в театре работает 7 артистов.[10]

В 1936 г. Отдел национальных меньшинств Свердловского Облисполкома предлагает организовать культбригаду из 9 человек для работы в Бардымском и Манчажском районах в период прополки, сенокоса и подготовки к уборочной кампании.[11] Бригада создается из 12 человек. В ее состав входят: Садыков (Зам.директора Глаз.больницы, член ВКП(б)), Субханкулов Абдулла Мухамеджанович (директор Домпроса нацмен, член ВЛКСМ), Валеев (режисер) и артисты Валеева, Бахтиаров, Зубайдуллин (член ВЛКСМ), Тухватуллин, Каллимулина, Насырова, Бинеев, Иванов и Харис Хафызов.[12] Бригаде поручается: проработать среди колхозников проект новой Конституции СССР, проект постановления ЦИК СССР о прекращении абортов, художественное обслуживание – концерт «малая скетч» и массовые мероприятия – выпуск стенгазет, писание лозунгов, беседы о ликвидации неграмотности и малограмотности.[13]

Бригадой подготовлены следующие концертные номера:

Пьесы: Трахтенберг «Москвичка», комедия в 3-х действиях; Чикарьков «20 минут», скетч в 1-м действии; Чикарьков «Одна комната», скетч в 1-м действии.

Концертные номера: «Таскира» и «Дремучий лес» (народная песни) в исполнении Валеева А.; «Ария Булата» (из пьесы «Голубая шаль»), муз.Сайдашева, исполнение неизвестно; «Ария Фариды» (из пьесы «Кандыр») в исполнении Насыровой; «Марш Красной армии», музыка Валеева, «Марш комсомола», музыка Батршина – в исполнении бригады; Увертюра из пьесы «Наемщик», музыка Садашева.

Музыкальные: Попури из народных татарских песен (Сатия, «Алтым Кумуш», «Тукаевский марш», «Ай былбылым», «Этна», «Эпипэ») в исполнении Иванова; «Шахта», народная песня в исполнении Иванова и Субханкулова; «Уил», народная песня в исполнении Валеева и Субханкулова; «Казанское полотенце».

Чтение: «Мукамай», стихи Такташева, «Ванька», стихи Туфана в исполнении Зубайдуллина; «Пожалуйста» и «Солнце не смеется и не улыбается» Такташева, «Кино-драма» Зощенко в исполнении Бахтиарова.

Танцы: Смычка, Татарский, Шуточный танец в исполнении Валеева, Тухватуллина, Зубайдуллина, Насырова.[14]

Представление об отношении к театру и его целях составить можно.

В августе 1936 года проводится проверка работы Домпроса. Несмотря на неоднократные решения Президиума Свердловского городского совета о предоставлении помещения и помощи в укомплектовании квалифицированными кадрами, решения не выполнены. Президиум Свердловского Облисполкома постановляет обязать Городской Совет в лице Мизенко и Областное Управление по делам искусств в лице Виницкого в месячный срок укомплектовать театр подготовленными кадрами по установленной смете Домпроса. Поручить Виницкому включить в смету на 1937 год содержание Свердловского городского национального театра со штатом 30 человек.[15]
17 января 1937 года Виницкий делает отписку, ссылаясь на ГорОНО и в Отдел национальностей.[16]


[1] ГАСО, Ф.р-17,оп.1,д.98,л.10
[2] ГАСО, ф.17, оп.1, д.100, лл.34, 49, 65, 87, 88об., 99об, 178.
[3] Уже один из самых известных татарских актеров и режиссеров, в этот период работавший в Казанской Показательной труппе.
[4] Может ли речь идти о той самой А.Синяевой, в 1917 году окончившей драматическую студии при Александринском театре и в сентябре того же года поступившей в Казанскую труппу «Сайар», с успехом дебютировавшую в музыкальной драме Файзи «Галиябану», любимейшей татарской пьесе? В том же спектакле успех имел и Ситдик Айдаров в роли Халила?
[5] ГАСО, ф.17, оп.1, д.847.
[6] ГАСО, ф.17, оп.1, д.440, л.163.
[7] ГАСО, ф.233, оп.1, д.1829, л.132-133.
[8] ГАСО, ф. р-233, оп. 1, д.1829, л.128
[9] ГАСО, Ф.р-245, оп.2, д.133
[10] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, лл.1,2
[11] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.3
[12] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.5
[13] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.3
[14] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.7
[15] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.8
[16] ГАСО, Ф.р-88, оп.1, д.4419, л.17
...

1*. Такой пьесы я не нашёл. В 1930 году была известна пьеса "Хлеб", может, это имелось в виду?
Корн Р. (Рита Эммануиловна Корнблюм, жена Киршона, реабилитация мужа, позволила ей опустить тёмные страницы из биографии мужа, с этой точки зрения интересно, что хоть один человек на свете думал о Киршоне хорошо) Владимир Киршон.
- Театр, 1980, №9. - сс.113-128.
О Киршоне в интернете:
- "Я спросил у ясеня". Валентин Антонов, январь 2011 года.
- "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы"
. Киршон Владимир Михайлович (1902-1938), драматург.

О семье Иляловых написал мутную статью, в которую пытался вложить все свои знания о татарах Свердловска, Рафаиль Исхаков: КРИТИК ИЗ СЕМЬИ ЛИЦЕДЕЕВ. 05.04.2012 12:06
К 80-летию Ильтани Исхаковны Иляловой.

Продолжение следует.
...