?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
"Мусульманский Петербург рубежа веков" - материал Рената Беккина на arzamas.academy
rbvekpros
Оригинал взят у byltyr в "Мусульманский Петербург рубежа веков" - материал Рената Беккина на arzamas.academy
Строительство мечети, мусульманская пресса, слоны посреди города и другие увлекательные подробности жизни татарской общины в малоизвестных фотографиях


Петербургские татары. 1917 год
Из семейного архива Р. И. Беккина

Основную часть мусульманского населения Петербурга с самого основания города составляли татары. По указу Петра I к строительству начали привлекать не только крестьян (по од­ному человеку с четырех дворов), но и некрещеных служилых мурз — предста­вителей татарской аристократии, отказавшихся принять православие. Позже мусульманское население стало прирастать в основном за счет рекрутского набора.

К середине XVIII века татаро-мусульманские общины возникли в Кронштадте и Люба­ни — деревне, находившейся на почтовом тракте, соединявшем Петер­бург и Москву. Большинство мусульман Петербурга тогда были военнослужа­щими, небольшую группу составляли купцы. Функции имамов выполняли ря­довые, осведомленные в вопросах мусульманского обряда. Только в 1822 году в Петербурге был учрежден первый гражданский магометанский приход. И лишь во вто­рой половине XIX века гражданских мусульман стало больше, чем военных. В мемуарной литературе сохранились воспоминания о татарах-старьевщиках, которых в го­родском фольклоре называли «князьями». Князья, торговавшие красным това­ром, появлялись во дворах Петербурга с криками: «Халат, халат!» Некоторые татары работали дворниками — впрочем, до революции их было немного.

К концу XIX — началу XX века в Петербурге возникла небольшая прослойка му­сульманской интеллигенции. Это были в буквальном смысле слова духовные лидеры нации, которые появились благодаря общей либерализации политической жизни по­сле революции 1905–1907 годов.

Фотографии, зафиксировавшие отдельные моменты повседневной жизни пе­тербуржцев-мусульман, — один из немногих сохранившихся источников, рас­сказывающих о мусульманской общине в конце XIX — начале XX века.


Касимовские татары — официанты ресторанов «Донон» и «Кюба». Петербург, 1900-е годы
Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник

Одной из примет известных столичных ресторанов были официанты-татары — выходцы из Рязанской и Тамбовской губерний. В 1867 году по инициативе быв­шего официанта Хабибуллы Бекбулатова в Петербурге возникло Бекбулатов­ское общество взаимной благотворительности касимовских татар. Фактически общество было своего рода профсоюзом для татар, служивших официантами в петербургских ресторанах («Астория», «Гранд-отель Европа», «Доминик», «Донон», «Контан», «Кюба», «Медведь» и др.). В 1910 году в помещениях быв­шего «Донона» начал работу ресторан «Донон, Бетан и татары». Его совладель­цами и соучредителями были татары Изатулла Брондуков и Ибрагим Танкаче­ев. Официанты-татары объединялись в артели и жили в одном доме. В случае троекратного нарушения правил общежития член артели мог быть из нее из­гнан. На практике это означало невозможность найти хорошую, высокоопла­чиваемую работу в столице и позорное возвращение в родную деревню.


Делегаты II Всероссийского мусульманского съезда. 1906 год
Из коллекции Р. Р. Сулейманова

С 13 по 22 января 1906 года в доме купца Мухаммед-Алима Максутова (ул. Гла­зовая, 14) проходили заседания участников II Всероссийского съезда мусуль­ман — несмотря на то, что официального разрешения на его созыв не было. В начале января 1906 года в Петербург прибыло около 100 делегатов из всех мусульманских регионов империи. На съезде собирались обсудить реформу религиозно-духовного управления, Высочайший манифест 17 октября 1905 го­да, касавшийся духовно-политической и экономической жизни мусульман, отношение к Государственной думе и политическим партиям в России и другие вопросы. Несмотря на ходатайство хозяина дома городским властям, съезд не разрешили, а делегатам велели разъехаться. Но съезд все же состоялся — неофициально, в форме частных совещаний, в гостинице и на квартире Мак­сутова. Участники договорились содействовать кадетам и добиваться, чтобы мусульманское представительство в Думе было пропорционально числу му­сульман в России. Во время совещаний на квартире Максутова был принят устав либеральной мусульманской партии «Союз мусульман» («Иттифак ал-муслимин»).


Петербургские купцы-татары. Начало 1910-х годов
Из семейного архива Р. И. Беккина

На фотографии изображены купцы, предположительно торговавшие на Ново-Александровском рынке в Петербурге. Рынок был построен в Спасской части в 1865–1868 годах по проекту архитектора Александра Бруни и занимал квар­тал, ограниченный Садовой улицей, Малковым переулком (сейчас переулок Бойцова), Фонтанкой и Вознесенским проспектом. Один из пассажей на тер­ритории рынка назывался Татарским, и татары владели большинством здеш­них магазинов. Знаменитая Толкучка — крупнейшая барахолка в Петербурге во дворе Ново-Александровского рынка — располагалась между Татарским и Еврейским пассажами, на площади, которая делилась на три части кры­тыми галереями.

«После тряпичников первенствующая роль на Толкучке принадлежит татарам-халатникам, стоящим на так называемой татарской площадке, находящейся внутри рынка. На площадке — шум, крик разношерстной толпы, которая медленно движется, увлекаемая общим течением… Группа татар в их национальных шапках выстроилась рядами в виде каре. Снаружи этого четырехугольника и движется главным образом толпа. Перед каждым татарином на земле лежит куча старья: шапки, сарафаны, юбки, сапоги, кафтаны и многое множество других пред­метов обыденной жизни, собранных сюда точно после сильного пожара в большом городе».
Анатолий Бахтияров. «Брюхо Петер­бурга»


Мальчишки-татары с окраины Петербурга. Начало 1910-х годов
Из семейного архива Р. И. Беккина
О том, как складывалась жизнь татарских мальчиков в Петербурге в начале XX столетия, сохранились свидетельства мемуаристов:

«Абсаттар Аминов был гвардейским офицером, вполне состоятельным человеком. Когда он решил сделать сына коммерсантом, то отдал его в семилетнем возрасте „в мальчики“ петербургскому миллионеру ме­ховщику Сагдиеву. Тот для нескольких учеников содержал кухарку и квартиру, а нанятые учителя (мударрисы) учили детей шариату, араб­ской и русской речи, арифметике, счетоводству, началам коммерции. Часть времени мальчики проводили в магазинах, на практике осваивая профессию. Поэтому не надо удивляться, что справочные книги петер­бургского купечества включали фамилии очень молодых владельцев магазинов… В правилах хорошего тона мусульманскому мальчику дела­лись наставления: „Старайся усваивать науку, ибо она учит богопозна­нию, а кроме того, ученый человек легко устраивает жизнь“».
Мадина Уразова-Аминова. «Служилые татары»


Татары из города Луги. 1910-е годы
Из семейного архива Х. Х. Кураевой

История мусульманской общины в Луге начинается примерно с 1850–60-х го­дов. В 1857 году Петербургско-Варшавская железная дорога соединила неболь­шой уездный городок Лугу с Гатчиной, а спустя два года — и с Псковом. В этот период здесь обосновалась небольшая группа касимовских татар. В начале XX века неформальным лидером татаро-мусульманской общины города был владелец буфета на железнодорожном вокзале Луги — касимовец Вали Сима­ков (1889–1964). Его дом, часть помещений которого по пятницам и в дни мусульманских праздников превращалась в молельню, сохранился до наших дней на улице Урицкого, 54.



Раненые Царскосельского лазарета на молитве
Р. И. Беккин, А. Н. Тагирджанова. «Мусульманский Петербург. Исторический путеводитель. Жизнь мусульман в городе на Неве и в его окрестностях» (2016)


Омовение перед молитвой пациентов Царскосельского лазарета

В годы Первой мировой войны в Царском Селе располагался 54-й Царскосель­ский лазарет таврических мусульман. Он был открыт 13 декабря 1914 года на средства мусульман — выходцев с Крымского полуострова. Лазарет на сто кроватей находился в одном из корпусов казарм лейб-гвардии Кирасирского полка. Сюда попадали тяжелораненые с санитарных поездов, приходивших в Царское Село, — в основном мусульмане, практически не владевшие русским и нуждавшиеся в уходе со стороны врачей и персонала, говоривших с ними на тюрки. Необходимость практиковать исламские обряды также обуславли­вала создание специализированного лазарета для мусульман. В лазарете была молельная комната, устланная коврами.

Сократил немного. Полностью материал тут: http://arzamas.academy/mag/357-muslims