?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
Свердловский татаро-башкирский педагогический техникум. 1919-1929
rbvekpros
Датой основания Свердловского татаро-башкирского техникума можно считать 10 октября 1919 года. В этот день состоялось заседание Коллегии Екатеринбургского ГубОНО. Представителем Уездного подотдела Национальных меньшинств тов.Салеховым В.С. предлагается в Екатеринбурге организовать 3-годичные мусульманские педагогические курсы для подготовки учащих школ I ступени и курсы не уездного (над этим уже велась работа), а губернского масштаба. Предложение будет принято.[1]


1919 год.
В конце октября 1919 года в Екатеринбурге создается Мусульманский педагогический Техникум, количество курсантов 20 человек. Сам техникум и общежитие находятся по адресу Усольцевская, 28, в бывшем доме Агафуровых. Первый выпуск 23/24-ого учебного года был 3 человека.[2] В некоторых документах встречается другое название техникума: Трехгодичные мусульманские или татаро-башкирские курсы. Заведующим является Кильматов Ф.М. Курс обучения решено будет сделать 4 года.


1921 год.
В Мусульманском педагогическом техникуме 2 основные группы, в которых учится 51 мальчик и 24 девочки. Вот преподавательский состав того периода:

Кильматов Ф.М. – 29 лет, среднее образование, предмет – педагогика, он же является и заведующим техникумом,
Макаримов И.С. – 25 лет, высшее неоконченное, преподает родной язык,
Власова З.К. – 30 лет, среднее образование, преподает русский язык,
Перфильева М.В. – 31 год, преподает рукоделие,
Салихов С.В. – 40 лет, образование высшее, преподает немецкий язык, гигиену, географию,
Салихов Т.В. – 28 лет, образование среднее, преподает обществоведение и историю,
Ильясов З.С. – 32, среднее, родной язык,
Штейман В.К. – 42, среднее, математика, алгебра, геометрия,
Ястребов В.В. – 34, рисование,
Тагиров А.Ш. – высшее, химик по образованию, преподает физику.[3]

1922/23 год.

В мае 1922 года Кильматов, ссылаясь на слабое здоровье, просится в отставку. Салехов просит его повременить с увольнением до приезда из Казани Султанова. 11 июля Кильматов вновь пишет заявление об уходе.
Его заместитель – Нигаматуллин Валей Нигматуллович – также пишет заявление об уходе...

1923/24 учебный год.

21 декабря 1923 года студенты техникума под руководством Пучковской устраивают торжественный вечер в честь тов.Кильматова, провожая его в Казань. Кильматов предлагает на свое место Нагматуллина-Хангильдина, но последний, будучи заместителем Кильматова, еще летом по состоянию здоровья выбывает из техникума, на его место временно был назначен сотрудник Губсовнацмена Екатеринбургского ГубОНО Султан Мухитдинов.[4]

Заведующим техникумом становится Мухитдинов Султан Фардитдинович, Пучковская – заведующей учебной частью, завхозом Ганиев Хадей, делопроизводителем Хакимова Карима. Учеба студентам дается нелегко, живут они впроголодь. Из 137 человек к 1 октября техникум покидает 32 человека, не выдержав плохого питания. Медосмотр дает крайне неутешительные результаты, организмы многих ребят очень ослаблены.

29 октября Кильматов пишет докладную в Губпрофобр о состоянии здоровья студентов техникума после медосмотра. Более 50% страдают различными болезнями, 25 человек – легочно-больных. «Данный результат доказывает и положение родителей учащихся, которые не в состоянии поддержать своих детей. Учащимся приходится жить на фунте ржаного хлеба и очень и очень скудном приварке. Для поддержания здоровья учащимся необходимо, кроме стипендии, изыскать источники поддержки, в противном случае до весны добрая половина, безусловно, выйдет из строя.

На основании изложенного прошу Губпрофобр возбудить ходатайство перед Уполномоченным ВЦИК по улучшению жизни детей и отпуске продовольствия на усиление питания учащихся техникума».[5]

На следующий год удается немного повысить стипендию.

В январе 1924 года при техникуме создана кузнечно-слесарно-жестяная мастерская. Студенты раз в две недели выпускают стенную газету «Пролетарская мысль», посещают кружки при Татаро-башкирском клубе: политический, музыкально-хоровой, литературный, драматический. Среди преподавателей татар всего пять человек: сам заведующий Мухитдинов преподает географию и русский язык, Зиганьшин А.З. (КУ,горфак) математику, Зиганьшин З.М. («Галия») – родной язык, Хабибуллин М.Х. («Галия») – родной язык и Кадыров – обществоведение.

В этом году состоится первый выпуск – всего 3 человека, один из выпускников приходит на работу в Свердловскую татаро-башкирскую школу 7-летку.[6]

1924/1925 учебный год.

1 августа 1924 года Мухитдинов и Пучковская от занимаемых ими должностей освобождены. Хасанкаев приказывает срочно вызвать из Тюмени Абайдуллина на должность заведующего техникумом. На заседании Правления Рабпрос Тюмени пытаются возразить этому решению – Абайдуллин один из самых квалифицированных педагогов. Возражения не принимаются.[7] 10 сентября Мухитдинов передает дела Шигабутдину Гизетдиновичу Абайдуллину. Зав.уч.части временно становится Гончаров.[8] Сам Мухитдинов 11 августа пишет заявление с просьбой направить его на работу инспектором нацмен в Сарапульский ОкрОНО.[9]

Затем создается свердловский политехникум. Политехникум находился в ведении Облпрофобра. Политехникум состоял из 3-х отделений, или техникумов. Татаро-башкирский педтехникум имел областное значение, занимался подготовкой работников для школ народностей нерусского языка, был учреждением вполне окрепшим, в нем насчитывалось 112 слушателей. (2,98-99)

2-й выпуск – уже 8 человек.[10]

1925/26 учебный год.

В мае 1925 года Политехникум ликвидирован, из него выделяется Объединенный русский и татаро-башкирский педтехникум.

В техникум подано 50 заявлением, принимается 37 человек. На 1 октября 1925 года весго учащихся – 93 курсанта, 1 группа – 33, 2 – 32, 3 – 28.[11]

О руководителе техникума Шигабутдине Гизетдиновиче Абайдуллине следует рассказать подробнее. Он родился в 1897 году в дер. Новые юрты Городового района Тюменского округа Свердловской области. Ко времени заполнения анкеты – 12 января 1924 года – у него были мать, три сестры, жена, дочь и сын. В графе национальность он написал: бухарец, родной язык – татарский. Закончил Мусульманское Медресе «Мухаммадия» – одно из самых сильных и прогрессивных татарских учебных заведений. Два года учился на курсах русского языка. Владел русским, арабским, турецким языками, читал на латыни и французском. До 17 года крестьянствовал и учительствовал. В 1918 году отстранен от преподавания в Учительской семинарии за участие в организации учительских курсов. После прихода красных преподает татарский язык и литературу на Тюрко-татарском отделении Тюменского пединститута. С 1 сентября 1920 года становится заведующим отделения. 1922 год – инструктор бюро нацмен в ГубОНО, с августа 1922 по март 1923 – Председатель бюро нацмен. 1923 год – Руководитель комиссии в Совнацмен по выработке программы для школ 1 ступени. С 1 октября 1924 года начинает работать в Свердловском татаро-башкирском техникуме. В июне 1926 года назначается заведующим техникумом.[12] Печатал статьи по народному образованию. В 1935 году было предложение опубликовать орфографический словарь Абайдуллина – этот план остался нереализованным. В партиях не состоял.[13]

9 сентября 1925 года в татаро-башкирском техникуме состоится методическое совещание, на котором основной доклад делает Абайдуллин. Вот некоторые тезисы доклада:

1). Уклон – несмотря на расположение техникума в индустриально-промышленном районе в условиях области приходится совмещать элементы сельского хозяйства и индустрии, основная масса татаро-башкир представлена сельским наеслением.

2). Национальный момент: преподавание не на родном языке (подавляющее количество предметов ведется на русском языке), обязательность прохождения двух языков – родного и русского; необходимость введения национальных моментов по обществоведению; чем объясняется большая нагрузка слушателей.

3). Низкий уровень развития поступающих в техникум, в результате большая задолженность III курса по общеобразовательному циклу. Раздробление обществоведения на ряд предметов объясняется отсутствием преподавателя одновременно совмещающего – методиста и историка, экономиста, политика и знатока особенностей татаро-башкир.[14]

1926/27 учебный год.

В 1926 году техникум разделен на два самостоятельных техникума: просто педтехникум и татаро-башкирский педтехникум.[15]

В приемную комиссию тех лет, председателем которой является Абайдуллин, входят: Ахмадуллин – агитпром Обкома РКП, Шамматов – Уралсовнацмен, Ахметов – окружком, Ибрагимов – Обком, Тагиров – Уралсовнацмен, Халилов от Бюро татаро-башкир при Обкоме РКП(б).[16]

5 августа 1926 года в Москве проходит Всероссийский Съезд просвещенцев татаро-башкир, в резолюции которого написано «развить дело дошкольного воспитания, при педтехникумах открыть в 26/27 учебном году дошкольные отделения.[17]

12 ноября 1926 год. Докладная записка заведующего Свердловским татаро-башкирским техникумом на имя заведующего УралОНО:

«Свердловский Татаро-башкирский Педагогический Техникум по сводке к 1 ноября имеет следующий состав учащихся:
Общее количество учащихся 121
из них: мужчин … 72
            женщин …49
из детдомов - 31
крестьян (батраков и детей бедняков) - 51
рабочих и детей рабочих (чернорабочих) - 28
детей служащих (сельских учителей) - 10
членов и кандидатов ВЛКСМ – 90
приезжих из округов – 118.

Вышеуказанные цифры красноречиво говорят о материальном положении учащихся Техникума – 25,6% из детдомов, 74,4% крестьян-бедняков, батраков, детей рабочих и сельских учителей; при том 97,5% приезжих из округов; за то, что какой-либо поддержки помимо стипендии они получить не могут.

В данное время Техникум имеет 60 центральных и 44 областных 10 р. Стипендии, что обеспечивает количественно только 88% нуждающихся.

Содержание одного учащегося при сохранении положения прошлого года в данное время стоит 14 рублей – обеспечивая лишь: а). обедом из 2-х блюд (9 р.), б). хлебом по 1/½ фун. (4р.20к.), 1 фунт сахару (32 коп.), баней и стиркой белья (80 коп.), не говоря уже о расходах по содержанию общежития.

Таким образом получаемых фонд стипендий, даже при 100% удовлетворении качественно (58 вместо 44 из Областного фонда) не хватает не только на улучшение, но и на сохранение даже достигнутого положения (10 руб. вместо 14 руб.).

Кроме того большая часть учащихся нуждаются в обмундировании.

Из такого положения Техникум может выйти только: или сокращением расходов по содержанию учащихся, или отказом части учащимся в довольствии, как первый, так и второй выходы далеко ненормальны в условиях нашего Техникума.

Доводя об этом до вашего сведения ходатайствую об увеличении стипендий до потребного количества (58 вместо 44) и увеличении стипендии до 15 руб.».

Далее следует копия результатов медицинского осмотра учащихся техникума 26/27 учебного года, который проводил врач Ратников, представив их в виде своеобразной сравнительной таблицы:

Старые учащиеся

Вновь поступившие

Болезни глаз

14,32

18

Слуха

1,8

2

Болезни сердечно-сосудистой системы и кров.

11,1

8

Малокровие

41,1

28(?)[18]

Болезни легких

46,8

48

Болезни пищев.органов

3,7

2

Болезни нервной системы

26

28

Кожи

3,7

6

Костн.суст. и мышц

5,5

4

Среднее питание

64

78

Хорошее

18,5

16

ослабленное

17,5

6

Посещаемость за октябрь составила 87,5%, пропуски – в основном по уважительным причинам (97,9%), среди основных причин – болезни (13,1%), отсутствие одежды (7%), отсутствие обуви (58%), работа на дому (5,8%) и не совсем ясные «естественные причины» (14%)[19].

Клуб абортизации.

1926/27 учебный год. В связи с плохим усвоением русского языка, курс русского языка увеличивается за счет упразднения курса немецкого языка и сокращения  производственной практики. Родной язык и литература – 8 часов в неделю, татароведение – 2 часа. Математику преподает Зиганшин, педагогику – Мазитов (14 июня 1927г. он будет уволен «ввиду выявленного неумения владеть коллективом»), родной язык и методологию - Абайдуллин, политпросветработу – Хасанкаев, политэкономию – Наумов, татароведение – Халилов. 22 апреля 1927 года на заседании Учебного Бюро техникума будет предложено увеличить срок обучения до 5 лет, создать две подготовительные группы, ввиду слабой подготовки выпускников семилеток, увеличить количество часов на русский язык, т.к. многим выпускникам придется преподавать русский язык в национальных школах.[20] В апреле 1927 г. заведующим становится Юсипов Риза Юсипович. Это тоже непростая фигура и требует большего внимания. Он родился в Нижегородской губернии, до 17-ого года служил муаллимом в татарской школе, в 17-18гг. член уездного земельного управления НижгубОНО, в 20-21 гг. воевал в Красной Армии, затем был направлен на работу в Кунгур.[21] О его деятельности можно узнать из актов двух проверок техникума. 10-13 августа обследование проводит Комиссия УралОблРКИ в лице инспектора В.Белоусова и представителя газеты «Сабан эм чукеч» Алкина. Профессиональная подготовка Юсипова признана откровенно слабой, в обращении со студентами груб и невнимателен, вплоть до использования матерщины. При крайне тяжелом положении студентов, при стипендии в 15 рублей, плохих условий проживания в общежитие, комиссией обнаружены махинации со стипендией, вроде начисления ее своей жене. Небезынтересен эпизод со студенткой 3 курса Валеевой, которая была вынуждена вернуться с практики, т.к. Кунгурское ОкрОНО не предоставило ей места. Девушка осталась без денег и практики. Обратившись к заведующему, она получает грубую отповедь, что толкает ее на то, что в июне 1928 года она пытается покончить с собой. Трагедия была предотвращена. В подборе кадров Юсипов тоже отличился. На должность завхоза он вызывает своего друга Кучеренко. Последний на должность садовника вызывает своего знакомого из Казани Соловьева, этот привлекает свою сестру Любовь Соловьеву. Эта веселая компания придерживает урожай капусты на зиму с надеждой продать подороже, в итоге весь урожай испорчен.[22]

Другое дело, что о клубе я пока ничего не рассказал. Как-нибудь потом. Вопрос интересный... новый быт, новая семья, порой и требование необычных прав...

1927/28 учебный год.

С 1927 года техникум начинает планово и систематически работать с массовым учительством, выезжать с учащимися 3-4 курсов в деревенские школы на продолжительный педагогический практикум в Манчажский район Кунгурского округа. В течение 1927г. и 28г. обслужено 11 т/б школ 1 ступени и чел.учителей. Проведено 4 районных конференции, 4 кустовых собрания, на которых учащимися и методистами техникума сделаны доклады на программно-методические темы.

В педагогическом журнале «Маариф»[23] (Казань) помещены тезисы доклада «О системе организации и работе техникума по Дальто-плану».

C 1927 года при техникуме существует бюро связи с окончившими. В газете «Сабан-Эм Чукеч» было помещено обращение к окончившим техникум и анкета для заполнения о дальнейшей работе. Пусть не часто, но тем не менее ответы поступали.[24]

1928/29 учебный год.

С 1928 года техникум начал проводить практикум в Свердловской татаро-башкирской школе 7-летке для работников татаро-башкирских опорных школ (3 практикума).

В части методической работы среди массового учительства техникумом разработаны следующие материалы:

- программа для 5-летней татаро-башкирской школы, как первая попытка по переводу школ на 5-летний курс обучения,
- программа для курсов «Яналиф» (1927г.)
- программа по «Яналиф» для массовых школ грамоты (1929г.)
- программа для курсов по подготовке культармейцев,
- методическое письмо об антирелигиозном воспитании в татаро-башкирской школе 1 ступени.

В методическом приложении на татарском языке к журналу «Просвещение на Урале» публикуется статья «Итоги общественно-педагогической практики в деревенских татаро-башкирских школах».

В журнале «Маариф-Эшчесе»[25] за 1929г. помещена статья «Об организации общественно-политического воспитания в техникуме».

Работниками техникума также составлен краеведческий учебник как дополнительная рабочая книга для 3-го года обучения «Уральская школа». В тот период учебник находился в корректуре.[26] Издана ли книга – сведений не найдено.

Я уже отмечал, что 27 году техникум пытается отследить судьбы окончивших. Из немногочисленных ответов, в отчете, на который я опираюсь, отмечается, как общее явление недостаточное знание выпускниками русского языка и нежелание у большинства говорить на русском языке, что приводит к национальной замкнутости.

Для читальни техникума выписываются газеты: «Сабан эм чукеч» Свердловск, «Эшче» Москва, «Иченчеляр» Москва, «Кзыл Татарстан», «Кзыл яшлар», «Яш Ленинче» Казань, «Азад себер» Н.Сибирск; на башкирском языке: «Башкудстан хабарларе», «Ян юксел», «Янга арге» Уфа; журналы на татарском языке: «Маариф», «Безыл юл», «Азад хатен», «Аул яшларе», Джитакче», «Чаян», «Игенче», «Яналиф», «Кечкме ибдрашлар» Казань, «Маариф эшче», «Яш эшче», «Фен эм дине» Москва; на башкирском языке: «Белеле», «Сесен» Уфа.[27] Техникум занимает 4 комнаты в доме по адресу К.Либкнехта,9. Общежитие находится на ул.Сакко и Ванцетте,28.[28] В техникуме учится 140 человек в 3 группах, 70% учащихся ребята из детских домов и семей бедноты. Состав преподавателей татарской национальности настолько незначителен, что в случае выбытия кого-либо из преподавателей, приходится приглашать преподавателей, живущих вне г.Свердловска.[29] 30 декабря 1928 года Юсипов передает дела Шамматову Мансур Нуретдиновичу. Дела техникума к этому периоду находятся в крайне плачевном состоянии. Учебное хозяйство запущено. 25 января завхоз Марсик Н.И. передает дела Кучеренко П.В. Недостача – 866руб.57коп.. 16 ноября Кучеренко передает дела Гарцукову. Большая недостача в учхозе. Бесследно пропадают одеяла, тарелки, шкафы, наволочки и пр.[30] Шамматов пытается разобраться во всем и навести порядок. Вскоре после предыдущих комиссий создается комиссия по проверке социального состава учащихся. Техникум перетряхивается, отчислены Муртазины Ш. и Н. как дети родителей имевших торговый дом, но в этом не признавшихся, исключен из числа студентов Алеев Садах как сын мусульманского духовного лица.[31]

7 марта 1929 года составлен акт о ревизии техникума старшим контролером Управления Государственного контроля Банных В.Я и контролера Таенчукова П.П. В нем отмечается, что администрация техникума, несмотря на значительный период времени, прошедший со дня установки недостач, не предприняла каких-либо мер по взысканию недостающих сумм с лиц, виновных в бесхозяйственности. Число студентов 120 человек, 113 из них получают стипендии в размере 18 рублей, один студент из Облпроса –25 рублей. Общежитием, за которое взымается 1руб.50 коп., обеспечены на 100%. Питаются в столовой «Нарпита» по талонам, за которые уплачивают из стипендии. Лишних стипендий, как в прошлом году, выдано не было. В учебном хозяйстве – 23 га земли, обработанной – 14, 15 молочных коров, 3 лошади для обработки земли. Доходы от выращивания овощей, цветов, сбыта молока составили 8096 рублей. Расход же составил 10163 рубля. В итоге перерасход составил 2067 рублей. Хозяйство ведется вне всякого плана. При перерасходе на содержание скота, коровы очень тощие, не ухоженные, за год надой снизился на 45%. Лошади стоят не чищенные и не кормленные. Инвентарь в беспорядке свален в кучу, трудно определить, что исправно, что нет. Телеги стоят под снегом, несмотря на имеющиеся свободные сараи, заваленные мусором. Урожай 1927/28 года реализован на 50%, остальное испорчено или пропало. Руководители техникума не знают, что происходит в учхозе. В октябре продан бык, а деньги израсходованы завхозом на личные нужды. Телята продаются рабочим Учхоза за бесценок – 3-4 рубля. Составляется акт о непригодности теленка без освидетельствования ветеринара. Имеющиеся строения, инвентарь, скот не застрахованы. Техникум же при этом весь в долгах. В итоге Юсипов и Кучеренко с работы были сняты, но дела переданы не Окружному прокурору, а в партийные органы. Далее их след теряется.[32]


Педагогический коллектив, 1928 год. Пояснения в альбоме.

В этом здании (ныне ул.Карла Либкнехта, 9) до 1967 года располагался Свердловский педагогический техникум. Часть здания была отведена под классы Татаро-башкирского техникума.


Абайдуллин - преподаватель родного языка и методологии, в 1926 году был заведующим техникумом. 
Продолжение следует.
 
[1] ГАСО, ф.17р, оп.1, д.6, л.36.
[2] ГАСО, ф. р-233, оп.1, д.184, л.277
[3] ГАСО, ф. 17р, оп.1, д.824, л.1
[4] ГАСО, ф. 17р, оп.1, д.845, лл.28, 43.
[5] ГАСО, ф. 17р, оп.1, д.845, л.55.
[6] ГАСО, ф. 86р, оп.1, д.27, л.10.
[7] ГАСО, ф. р-233, оп.1, д.256, л.182.
[8] ГАСО, ф. р-17, оп.1, д.846
[9] ГАСО, ф. р-233, оп.1, д.258, л.494.
[10] ГАСО, ф. 86р, оп.1, д.27, л.10.
[11] ГАСО, ф. Р-233, оп.1, д.215, лл.24,25.
[12] ГАСО, ф. 233р, оп.2, д.40, л.97.
[13] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.67, л.389
[14] ГАСО, ф. 86р, оп.1, д.27, л.32.
[15] ГАСО, ф. р-233, оп.1, д.955, л.113.
[16] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.382
[17] ГАСО, ф.88, оп.5, д.60, л.27.
[18] Неразборчиво – Р.Б.
[19] ГАСО, ф.88, оп.5, д.60, л.31, 32. Цифры представлены в процентах, питание, видимо, рассматривается как одна из причин слабого здоровья учащихся – Р.Б..
[20] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.646
[21] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.258,л.409
[22] ГАСО, Ф.р-245,оп.1,д.66
[23] Уточнить название – Р.Б.
[24] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.1169, т.1, л.97об.
[25] Уточнить название – Р.Б.
[26] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.1169, т.1, л.97. Без точной даты и авторства. По стилю возможный автор – Абайдуллин.
[27] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.646, л.155.
[28] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.1064, л.17.
[29] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.955, лл.9,53.
[30] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.955, лл.9,100,108.
[31] ГАСО, Ф.р-245, оп.1, д.66, лл.225,226.
[32] ГАСО, Ф.р-233, оп.1, д.955, л.108.