?

Log in

No account? Create an account

"Век просвещения"

Материалы по истории татар и башкир на Урале. Рустам Бикбов

Previous Entry Share Next Entry
Свердловский татаро-башкирский педагогический техникум. 1937-1941.
rbvekpros
Окончание. (Предыдущая часть)

1938 год. Разгром партячейки татпедтехникума,.

Я не нахожу своих слов для передачи этого материала, пусть говорят документы. Это собрание можно назвать «процессом», а процесс можно назвать «татарским».

Все происходит в один день – 14 января 1938 года проходит историческое собрание бюро райкома партии Ленинского района. Из партии исключены сотрудники Свердловского татаро-башкирского педтехникума: преподаватель биологии Алпутова Васса Никифоровна «за пособничество врагам народа, за пропаганду бандита Троцкого, Валеева Зайнаб Валеевна – за связь и защиту врагов народа, за обман парторганизации, преподаватель педагогики Маликова Гашира Абзаловна – за связь и защиту врагов народа, за развал парторганизации и неискренность, директор Татарского педучилища Имайкин Сабир Хакимович -–за связь с врагами народа, за развал работы педучилища, завуч техникума Саитов Мухамед Юсупович – за связь с врагом народа, за сознательный развал работы педучилища. В тот же день исключен Валеев Газитулла Фаткуллович, который уже арестован, утверждено решение первичной парторганизации об исключении Абашева.

Вслед за этими решениями принимается последнее:

«В связи с тем, что весь состав первичной парторганизации Татпедучилища (5 членов ВКП(б)) как пособники врагов народа исключены из партии первичную парторганизацию ликвидировать:

Поручить инструктору РК ВКП(б) тов.Косаткину принять дела парторганизации по акту.

Одновременно бюро Ленинского райкома ВКП(б) отмечает, что бюро РК к разбору вопроса о партийности Валеева и Валеевой подошло слепо, без глубокого анализа их вражеской работы, в результате чего Валеев был восстановлен в члены ВКП(б), ныне арестованный органами НКВД, а также и его жена Валеева была восстановлена, которая исключена при вторичном рассмотрении вопроса в связи с арестом Валеева, о чем довести до сведения Пленум Райкома ВКП(б)».[1]

Что же было установлено?

«Алпутова в 1932 г. приобрела и сохранила у себя дома в течение 4-х лет материал с портретом обер шпиона Троцкого. Этот же материал был отдан в стирку в общежитие Татпедучилища. Таким образом Алпутова пропагандировала портрет презренного бандита Троцкого.

При рассмотрении вопроса на бюро РК и парторганизации Татпедучилища обследованием бригадой РК и ГК установлено, что Алпутова знала о вражеской работе, проводимой врагами народа, орудовавших в педучилище, и вопрос перед парторганизациями не ставила, вела примиренческо-пособническую политику».[2]

«Валеева З.В., жена врага народа Валеева, знала и скрывала от парторганизации идейно организационные и бытовые связи своего мужа Валеева с врагами народа Матвеевым и Лемковой, Садыковым, Абайдуллиным.

При разборе дела о ее партийности на Бюро РК ВКП(б) была неискренней, обманула Бюро РК ВКП(б)».[3]

«Маликова Г.А., будучи женой врага народа Енгалычева, покрывала его бытовое разложение (систематическое пьянство) и провокационную вредительскую работу в педучилище. Неоднократно защищала врага народа Абайдуллина, как парторг поддерживала склоку между Саитовым и Имайкиным и этим самым способствовала развалу работы впедучилища. Партийную работу не вела. В 36 году вела кружок по истории ВКП(б) и когда затруднялась ответить на вопросы заявляла «Ваши вопросы троцкистские и контрреволюционные, отвечать на них нельзя».[4]

Имайкин С.Х. имел длительную связь с врагами народа Садыковым, Валеевым, Бугуловым, вместе с ними пьянствовал, собираясь для этого поочередно на квартирах у Имайкина, Садыкова, Валеева, врага народа Бугулова в беседе с преподавателями ставил как примерного идейного большевика, хорошего работника.

Имайкин, работая директором педучилища, вел дело на развал работы педучилища.

Сорвал подготовку к новому учебному году, как по приему учащихся (из 158 чел., принятых в 1 класс, 90 чел. Принято с плохими оценками, так и по подбору преподавателей (принят Годованец, уволенный за протаскивание контрреволюционного троцкизма).

Не закончил ремонт общежитий к началу учебного года, сорвал строительство учебного корпуса, покрывал врага народа Енгалычева и завуча Саитова в получении денег около 5000 рублей в 36г. из средств педучилища.»[5]

Валеев уже арестован органами НКВД, исключен без особого разбора по факту ареста. На этом же собрании подтверждено решение первичной организации об исключении Абашева.

Письмо депутату.

В 1938 году Имайкин активно занимается решением вопроса о здании для училища. 28 марта  в Обком поступает следующее обращение работников училища:

« Уважаемый наш депутат Верховного Совета – дорогой товарищ Абрам Яковлевич Столяр!

Мы, избиратели – коллектив, преподавателей и учащихся свердловского татарского педагогического училища обращаемся к Вам с просьбой оказать нам содействие по очень серьезному для нас тревожному вопросу.

Наше татарское пед.училище существует 17 лет. За этот период училище подготовило стране большое количество советских народных учителей для татарских школ не только для нашей области, но и для национальных советских республик. Несмотря на это наше пед.училище не имеет своего здания. Десятки лет ютится на положении квартиранта при Свердловском русском пед.училище, имея 7 аудиторий для двух сменных занятий, отсюда училище не имеет минимальных условий для работы. Учитывая крайне затруднительное положение нашего пед.училища с учебным зданием, Свердловским ОблОНО и Наркомпросом в 1937 г. планировано строительство учебного здания и общежития для татарского пед.училища, что утверждено Совнаркомом РСФСР. Начатое строительство в 1937 г. – в настоящее время с помощью Облисполкома форсируется, на днях заканчивается кладка 3-го этажа. До нас дошла печальная весть, о том, что Наркомпрос не включает наше строительство в план строительства 1938 года. Остаться в таком положении невозможно. Абрам Яковлевич, просим Вашего содействия в положительном разрешении этого вопроса, строительство здания для нашего педучилища, ставя вопрос об этом перед наркомпросом и Совнаркомом РСФСР о включении строительства учебного здания и общежития для нашего пед.училища в план строительства 1938 г.

С приветом».

Далее подписи директора Свердловского татарского педучилища Имайкина, Заведующего учебной частью Саитова, председателя месткома Хисамутдинова, секретаря комитета ВЛКСМ Хузина, председателя профкома Исхакова.[6]

25 июля Имайкин вновь обращается к зав.ОблОНО Курпакову, направляя копию докладной записки в Обком:

«В связи с консервацией строительства здания татарского пед.училища (о чем окончательный ответ получен нами от Наркомпроса) вопрос с учебным зданием для нового учебного года остается в угрожающем, катастрофическом положении, если ОблОНО не окажет помощи в разрешении этого вопроса в ближайшее время.

Наше пед.училище десятки лет ютится на положении квартиранта при русском Свердловском пед.училище, имея не уютных и необорудованных 7 аудиторий для двухсменных занятий на 366 человек уч-ся. Об этом в адрес ОблОНО и другим организациям неписано десятки докладных записок. Таким образом новый учебный год не обеспечен учебным зданием. Дальше продолжать двухсменную работу невозможно, ибо при таком положении для учебы минимальные условия не будут созданы, не будет возможность развернуть массовую воспитательно-кружковую работу среди уч-ся, ибо с 8 час.утра до 10 час.вечера все аудитории будут заняты. Кроме этого на сегодня нет комнаты для пед.кабинета, учительской, 20 чел.работников канцелярий занимаются на сегодня в комнате 20 кв.метров, нет комнаты для физхимкабинета, не говоря уже о комнате отдыха и буфета, читальной-комнате.

Считая положение совершенно не терпимым с учебным зданием, просим ОблОНО в самое ближайшее время помочь нам в разрешении этого вопроса. Поэтому ОблОНО просим для нового учебного года целиком первого этажа здания русского педучилища закрепить за нашим пед.училищем, или в противном случае поставим вопрос перед Горсоветом и ОблИсполкомом о переводе нас в другое здание, вернее о предоставлении нам другого учебного здания.

Вторым больным и требующим не отлагательство вопросом, является обеспечение нового набора с общежитием. По постановлению Горсовета от 20/ I – 38 г. за № 64.

И по предписанию ГорОНО, от 8/ VII № 01.

К 1/ VIII – мы должны выселить из общежития по Обсерваторской 31-б, подлежащих к сносу находяйщейся на школьной строительной площадке. Выше указанные организации в предоставлении нам равноценного помещения отказали. Для контингента уч-ся 1938-39 г. на 60 чел. не хватает общежития. Имеющееся общежитие на Сакко-Ванцетта №28, вмещает только 100 человек. Поэтому, настоятельно просим ОблОНО при распределении жилплощади в общежитии на Белинского №34, для нового учебного года нам предоставить общежитие на 260 мест (человек). В отрицательном разрешении этого вопроса помочь нам поставить вопрос перед Горсоветом о предоставлении нам общежития.

Третьим больным вопросом в подготовке к новому учебному году явл-ся отсутствие квартир для преподавателей, нам требуется к новому учебному году 3 преподавателя, которых не можем обеспечить квартирами. Поэтому просим ОблОНО преставить нам 3 комн. В общежитии Белинского для преподавательского состава.

На 25/ VII  в наше пед.училище поступило всего 420 заявлений: из них допущено к испытаниям 120 чел., принято на 1-й кл. отличников – 18 чел., прием на 1 кл. по смете 38 г. определен 105 чел., остается принять 87 чел.. Поток заявлений еще продолжается. Перед нами возникает трудность в обеспечении общежитием прибывающих на испытании свыше 500 чел. Поэтому, просим к 10/ VIII – освободить общежитие на Белинском минимум на 300 чел.. Наконец сложный вопрос с ремонтом. ОблОНО на ремонт общежития отпустило всего 55 тыс.руб. из них 10 тыс. предназначено для общежития на Белинского.

Райжилуправлением Ежовского района на ремонт общежития на Сакко-Ванцетти №28, нам представлена смета на 35 тыс.рублей с условием, если пед.училище не будет производить ремонт на эту сумму, то Райжилуправление не заключает договор на аренду общежития. Таким образом под угрозой срыва стоит ремонт учебного здания. Поэтому, просим ОблОНО по представлении нами сметы Райжилуправлению отпустить дополнительные средства на ремонт учебного здания в сумме 20 тыс. рублей и оказать помощь выделением фонда из стройматериала – железо – 500 кг, цемент 3 центн., алифы натуральн. 300 кг и мелу 2 тонны.

Настоятельно просим ОблОНО в самое ближайшее время в присутствии меня разрешить выше указанные вопросы».[7]

В одном из отчетов Имайкина тон иной:

«Нужно отметить в этом году конкретная помощь со стороны ОблОНО отсутствовала.

Вместо того, чтобы помочь дирекции – новому работнику – за исключением выговоров и натаскивания и дергания, никакой реальной помощи не было оказано. Руокводителям учреждения в таких условиях работать дальше невозможно.

(…) Училище требует создания условий для односменных занятий, оставление пед.училища в таком положении с учебным зданием дальше нетерпимо».[8]

Нужно будет просто потерпеть еще пару лет до ликвидации училища, и проблема будет разрешена окончательно.

Анонимка.

Вполне возможно, что нет. Это копия документа, под которым нет подписей. Сомнительным мне кажется стиль письма. Сомнительно, что это имеет отношение к партийному собранию. В конце речь пойдет о проблемах с русским языком. Пожалуй, эти проблемы будут основными в 1938, стоит вернутся к докладной Ильина, а также к обоснованию расформирования некоторых нерусских школ и классов. Этот вопрос станет стратегическим. Ускоренное и более качественное освоение русского языка – основной вопрос национальной школы. Представленное письмо может быть и заказным, как свидетельство некое движения снизу. Но это лишь предположение, его основания весьма умозрительны. Очень сомневаюсь, что оно составлено преподавателем русского языка. Фамилия Поповой использована, скорей, для большей убедительности, с тем, чтобы «материал» не выглядел совсем уж безликим. Вряд ли сама Попова могла с восторгом принять то, что ее личность в этом сюжете является основной.

«Материал о работе татарского педучилища, обсуждавшийся на партсобрании 28 мая 1938 года.

В результате обсуждения работы татарского педучилища на открытом партийном собрании УСТАНОВЛЕНО:

1. В татарском педучилище отсутствует учебная дисциплина, имеется систематический срыв занятий, неправильный подсчет учебных часов, злоупотребление денежными средствами со стороны заведующего учебной части т.Саитова.

На этой почве создались нездоровые и вредные взаимоотношения между отдельными работниками педучилища, что отзывается на всем ходе работы училища.

Попытки некоторых товарищей вскрыть недостатки училища организованным порядком, встречали резкое и беспринципное сопротивление со стороны Саитова, так пример:

1. Производственное совещание работников училища подвергло критике работу завед.учебной частью Саитова, последний повозвращению из командировки выступает с угрозой, критиковавших его на собрании.

2. Со стороны Саитова было незаконное получение денег, в связи с этим в стенной газете появилась статья разоблачавшая Саитова (автор Попова).

Саитов вместо исправления ошибки и порицания своего поступка угрожает членам редколлегии Попой и Губайдуллину судить за оскорбление, тогда как статья в основном соответствует действительности. Кроме того по заявлению Поповой, Саитов в личной беседе ей лично угрожал за помещение заметки.

3. Действия Саитова, направленные к зажиму самокритики на этом не прекращаются. За смелую критику Поповой по настоянию Саитова, Поповой выносится административное взыскание за срыв занятий, неявку на работу и прочее. Хотя пропуски Поповой были по уважительным причинам. В то время как ряд преподавателей систематически срывали занятия без указаний причин и не имеют ни одного взыскания (Финкельштейн, Хисамутдинов, Хотямов, Алпутова и др.)

4. Со стороны Саитова сознательно не был поставлен учет по педпрактике, в результате чего Саитову были приписаны ряду преподавателей и себе часы фактически не данные. Кроме того Саитов приписал себе незаконно 66 часов «за организацию педпрактики» в то время как за это он получает основную ставку.

5. Будучи тесно связан узами дружбы с бывшим директором, а ныне разоблаченным врагом народа Енгалычевым (будет оправдан и выпущен на свободу в конце 38 года – Р.Б.), Саитов после снятия Енгалычева за пьянство и развал работы в прошлом году выписывает ему 400 руб. пособие за счет материальной помощи студентов, а жена Енгалычева незаконно была повышена ставка, приписыванием ей 5-го (видимо, 5-летнего – Р.Б.) педагогического стажа. В результате чего она ежемесячно получала лишних около 100 руб.

Сведома Саитова в училище процветает явная вредительская линия в недооценке русского языка и русской литературы, как например: в течение всего года не проводилось ни одной письменной работы по литературе. В предыдущие годы учащиеся, имеющие плохие оценки по указанным выше дисциплинам переводились в следующий класс без испытаний.

Перечисленные выше факты свидетельствуют о нездоровой обстановке в училище, причем главным виновником этого является Саитов не терпящий самокритики направленной на оздоровление обстановки.

Кроме того Саитов сам является вдохновителем мелкой беспринципной склоки среди работников училища. Несмотря на неоднократные предупреждения об этом со стороны партийных организаций».[9]

Учебный процесс.[10]

Вопрос по помещению, с которого я начал главу, конечно, непосредственно связан с учебным процессом. Занятия в училище проходят в две смены, начинаются в 8 часов утра и заканчиваются в 10 вечера. Первая смена занимается с 8 до 15 часов, вторая с 15 до 22 часов. Собрания и прочие мероприятия проводятся с 22 до 24 часов, а иногда заканчиваются и позже.

В училище 1 школьное отделение, состоящее из трех классов. На 1 сентября 1937 года, включая и новый прием, в 1 классе обучалось 166 человек ( 5 групп), во 2-м – 129 (5 гр.), в 3-м – 76 (3 гр.).  Мужчин – 182 человека, женщин – 148. Членов ВЛКСМ – 169, беспартийных – 157. За год было отсеяно 32 студента из 1 класса, 14 – из 2-го, за неуспеваемость исключено 7, ушли самовольно – 12, один умер.

Учащиеся проживали в трех общежитиях: на Белинского – 192, Сакко и Ванцетти – 105, Обсерваторская – 21, 10 человек на частных квартирах.

В училище работало 23 преподавателя, из которых увольняется учитель скрипки Саламатов. 18 основных, 4 совместителя. По социальному происхождению педперсонала: из рабочих – 4 человека, из крестьян-бедняков – 11. 3 члена ВКП(б), 1 комсомолец. Свысшим педагогическим образованием – 9 человек, незаконченным высшим – 7, средним – 2. По национальному составу: 13 татар, 4 русских, 1 еврей.

Приведу интересную таблицу по выполнению учебного плана. По ней можно отследить соотношение часов, уделяемых русскому и татарскому языкам. (Позже)

По отчету директора.

«Со стороны дирекции тат.пед.училища было указано, что находящиеся в г.Свердловске татарская неполная средняя школа не может по многим причинам обеспечить нормальный ход работы по педагогической практике и ряд лет татарское пед.училище возбуждало ходатайство перед ОблОНО и НКП о том, что-бы последние разрешили организацию и проведение практики в районе татарских школах прилегающих районах к г.Свердловску. В 1938 г. добились разрешения ОблОНО проведения педпрактики в тат.школах в нац.районе (Щ-Озерском р-не).

До непрерывной пед.практики каждый учащийся 3 класса давал в среднем 5-6 пробных уроков. Учащиеся 3 классов были охвачены пед.практикой на 100%. После дачи пробного урока, созывалась конференция с участием методиста и классного руководителя группы, где давался пробный урок. Для дачи характеристики данного урока и обмена мнений, на таковых конференциях был охарактеризован почти что каждый пробный урок не ниже «хорошо».

По распоряжению ОблОНО тат.пед.училище организовало непрерывную пед.практику с 8/II – по 19 III – 38 г. в школах Озерского района, в Енапаевской ср.школе, Сидяшеской неполной ср.шк., Антагузовской нач.шк., Верх-Исетской нач.шк., Калтаевской нач.школе, М/Сарсинской нач.школе и Березовской неполной средней школе.

Одновременно с этим часть учащихся (3 кл.) – оставшиеся в Свердловске дали уроки в Свердловской неполной тат.ср.школе №4, и школе №8.

Во время проведения неперрывной практики в Свердловске были привлечены все методисты тат.пед.училища и кроме того использованы методисты учителя – тат.неполн.ср.шк. № 4, а в район Щ.-Озера) были откомандированы 2 методиста тат.пед.учил., кроме этого в районе были привлечены преподаватели Енапаевской ср.шк., а также были использованы преподав.неполн.ср.шк. (Ишимовск, Сидяшев). Принимая во внимание ликвидацию недостатков по пед.практике за прошлые годы. Мы в 1937-уч.году добились более нормальных условий, а именно:

  1. Имели твердое расписание пробных уроков;
  2. Добились посещения на 100% методистами и зав.пед.практикой, а также методического руководства.
  3. Своевременно проводили разбор уроков, даваемых практикантами и проверку конспектов практикантов.
  4. Уроки проводимые практикантами были обеспечены наглядными пособиями, иллюстративными материалами и учебниками.
  5. Были организованы педкабинеты…

(…) В особенности наши учащиеся помогали школам в деле организации воспитательной работы, вне классной работы с уч-ся, разумное использование перемен, и систематическая читка газет, журналов и выдержки из художественной литературы. В результате такой большой проделанной работы со стороны уч-ся тет.педучилища, С/совет, Райисполкомом Районо объявивши уч-ся и нашему директору благодарность.

После окончания непрерывной практики было проведено пед.совещание преподавателями-методистами и итоговой конференций уч-ся всех метод.тат.пед.училища и учит.школ, где указаны отрицательные, положительные моменты по проведению пед.практики в целом признали, непрерывная практика прошла хорошо. Успеваемость учащихся практики в процентном отношении от 58, 16% - хорошо 32, поср. 7,99% и плохо 0,68%».

Педагогическая практика 2-х классов проводилась в начальной школе № 8. Прошла она менее организованно, что объяснялось слабой работой методистов, низким уровнем самих учителей.[11]

Причины неуспеваемости и мероприятия по борьбе с неуспеваемостью.

По-прежнему отмечается крайне слабая подготовка выпускников неполных средних татарских школ, как ни странно не только по русскому языку, но и по родному языку, также по географии. Очень плохие знания по истории и математике, что руководство объясняет отсутствием специального образования у основной массы преподавателей неполных средних школ. Этот вопрос мы рассмотрим отдельно, в главе «Образование».

Имайкин также отмечает и другие недостатки, как то:

  • небрежное и невнимательное, порою безответственное отношение некоторых преподавателей к оценке знаний учащихся,
  • либерализм преподавателей в оценке успеваемости по математике, естествознанию, родному языку,
  • отсутствие необходимых учебников, особенно не хватает их по математике и родному языку на татарском языке,
  • «Важным моментом в неуспеваемости уч-ся можно отметить и тот факт, что когда уч-ся получившие плохие оценки на приемном испытании на осенних по русскому языку по разрешению ОблОНО в лице тов.Мальцева переводились из класса в класс и принимались в пед.училище. Правда, в основном это ликвидировали свое отставание по русскому языку в конце года».

Культурное обслуживание учащихся.

В училище работает 14 кружков, из которых 5 – по изучению истории ВКП(б). Эти пять кружков посещает 106 человек. Также работают кружки ПВХО, ГСО, стрелковый и гимнастический. В 1937 году вновь заработал литературный кружок, это – тематические лекции, разбор начинающих поэтов и писателей, вероятно, самих студентов, выпуск агитационного журнала. В начале года кружок был представлен двумя человеками, к концу двенадцатью. Появлялись и в печати некоторые работы кружковцев, вероятно, в газете «Социализм Юлы». Внутри самого училища выходит альбом с литературными опытами студентов.

В хоровом кружке разучиваются революционные песни, тоже не совсем понятно, насколько его посещение обязательно, например, для комсомольцев. Кружок посещает 76 человек.

В отчете отмечается плохая работа кружков: фото, МОПР, СВБ и физкультурного. Я полагаю, подразумевается, что не работали совсем.

Подписка на «Социализм Юлы» – 100 %! Ставлю восклицательный знак, сильно сомневаясь, как в необходимости такого энтузиазма со стороны руководства, так и в наличии желания и интереса со стороны студентов. По крайней мере, это проливает некоторый свет на вопросы оправдания тиража.

На средства педучилища и со скидкой театры посетило 2000 студентов, 4 раза они посещали ТЮЗ и 3 раза татарский театр. В кино побывали – 9 раз.

Училище имеет свой узкопленочный аппарат, на котором «пропущено» 30 картин. Студенты посещают выставки, побывали на экскурсии во Дворце пионеров (здание, известное в Екатеринбурге как особняк Зотова-Харитонова), в обсерватории, в зоопарке, в зоомузее, в геологическом музее. В том же году в общежитие проведена радиоточка. А вот красного уголка в общежитии нет.

Библиотека. К 1 июля 1938 года в фондах библиотеки насчитывается 23 278 книг, из них в 38 г. куплено 2124 экземпляра. Всего учебников («новые стабильные») – 3000 экз.

397 – по родному языку и литературе, 458 – по русскому языку и литературе.

Учтено читателей 400 человек, в среднем в течение года на одного читателя выдано 75 книг. В то же время отсутствуют учебники по грамматике татарского языке, вероятно, имеется в виду – новые учебники.

Материальное положение.

Обеспеченность общежитием: 200 человек – общежитие ОблОНО, 128 – общежитие педучилища. 3,6 тысяч рублей выделено на диетпитание.

1940 год.

Татарское педагогическое  училище реорганизовано в факультет при Свердловском педагогическом училище.

1941 год. Версия.

В 1941 году Свердловский татаро-башкирский уже факультет ликвидирован, студенты, пожелавшие продолжать учебу, переведены в Пермь. Это отдельная история, которую, я думаю, расскажут уже пермяки.

Я почерпнул эти сведения из воспоминаний одного из членов ликвидационной комиссии, записанных сотрудницей областного историко-краеведческого музея Светланой Корепановой. Документов, подтверждающих эту версию, мною не найдено.

Итак, позади 21 год деятельности средне-специального национального учреждения. Для национальных школ области и страны были подготовлены сотни учителей, я полагаю, внесших огромную лепту в деле освоения огромной темной массой татарского народа русскоязычной реальности и интеграции в новую действительность. Говорить о тщетности попыток сохранить национальную культуру бессмысленно. Отдадим должное огромной работе, проделанной этим поколением.

Специфика рассматриваемых мною документов заключается в том, что акценты смещены в сторону рассмотрения недостатков деятельности училища. Время осмысления положительного опыта, мне кажется, еще впереди, за поколением, которого не коснулась социалистическая действительность, сознание которого не отравлено ядом лжи официальной пропаганды, которое способно будет осмыслить и лживость нынешней «демократической» идеологии, которая есть не более, чем вырождение идеологии предшествующей. 

Проблема в самооценке последующих поколений, в осмыслении ими их роли и места в истории как татарского народа, так и в истории России. В смысле - который они придавали своей деятельности. Даст ли им что-нибудь наш опыт, насколько мы сами адекватно оцениваем опыт предшествующих поколений?

Конец.

[1] ЦДООСО, ф.10, оп.3, д.23, л.42-44.
[2] То же, л.42об.
[3] то же, л.43.
[4] ЦДООСО, ф.10, оп.3, д.23, л.43.
[5] то же, л.43об.
[6] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, л.137.
[7] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, лл.149-150.
[8] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, л.143об.
[9] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, лл.138,138об.
[10] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, лл.139-141. По отчету Имайкина.
[11] ЦДООСО, ф.4, оп.33, д.343, лл.139-141. По отчету Имайкина.