Rustam Bikbov (rbvekpros) wrote,
Rustam Bikbov
rbvekpros

Category:

Японский след. 02. Ибрагимов Заки Валиулович. Мукден.

ГААОСО, ф.1, оп.2, д.37386

Признание Заки Ибрагимова в сотрудничестве с японской жандармерией у меня не вызвало сомнений, но сотрудничеством это назвать тоже трудно.

Ибрагимов родился в Казани в 1917 году. Со слов Ибрагимова его родители, отец – Валиулла Гильмутдинович и мать – Рабига Сидиковна, имели макаронную и шоколадную фабрики. В 18-м году Ибрагимовы покинули Казань. До 1923 года проживали во Владивостоке. Отец занимался работой на бирже и имел свой автопарк машин. В 1923 году семья переехала в Маньчжурию. Позже отец и мать уехали в Корею в город Кийжо. Один из братьев - в Америку, другой – в Корею, третий – в Китай. В 1931 году после окончания 3 классов реального училища поступил учеником приказчика в еврейский магазин. С 1936 по 1940 г. был безработным, находясь на иждивении родителей. В мае 1938 года в Мукдене пишет заявление в «БРЭМ», собственно, заполняет анкету, расписывается в ней и отдает начальнику организации в Мукдене – полковнику Корнилову. С 1940 года по день ареста работал переводчиком с китайского языка (при этом зная японский, китайский, русский и английский языки) в фирме Зондович (или Сондович), управляющим которой являлся Рабкин Саламон Моисеевич, и в которой Ибрагимов служил до дня задержания – 26 августа 1945 года. Фирма занималась заготовкой и торговлей пушниной. Помимо службы Ибрагимова в фирме, он также прирабатывал спекуляцией кремнием. Был женат.

Заки был завербован японской жандармерией в августе 1944 года, «выявлял лиц, лояльно настроенных к Советскому Союзу». «Эгучи мне говорил, что я должен буду сообщать жандармерии о настроениях евреев, что они говорят о войне на Тихом океане, кто к ним приходит, какую имеют связь с американцами[1], а также, кто из евреев занимается спекуляцией». Похоже, что особо интересных сведений он не предоставил, и действительно ни одного человека по его вине арестовано не было. Но факта сотрудничества с японской жандармерией было достаточно, чтобы получить 10 лет ИТЛ.

Как и все молодые татары, он был членом организации «Идель-Урал», в которую вступает в мае 1942 года. Его заявление принимает Гизатуллин Ахметша. Как член организации, один день в неделю проходил обучение военному делу, что подразумевает стрелковую и тактическую подготовку, а также беседы и доклады, и аккуратно платил членские взносы 1% в месяц от заработка, что составляло 2-5 гоби. Руководителем и преподавателем военно-тактической подготовки являлся Мухтаров Абдурахман. В показаниях относительно этой организации я наткнулся только на одно интересное сообщение: на занятиях по строевой и тактической подготовке татарские подразделения самообороны «материальную часть стрелкового оружия не изучали ввиду отсутствия такового. На занятия по тактике ходили с макетами, т.е. деревянными винтовками».[2] Умели ли стрелять члены татарского подразделения?

Итак, 31 августа 1945 года Ибрагимов задержан в Мукдене. 1 ноября 1946 года – выходит постановление об аресте. Происходит это по той же схеме в Верхотурье. На допросе 28 октября 1946 Янгуразов Маруф Рахимович говорит о том, что по доносам Ибрагимова никто арестован не был.

15 марта 1947 года Особое Совещание при МГБ СССР постановляет определить меру наказания – 10 лет исправительно-трудового лагеря.

В 16 января 1989 году Заки Валиуллович Ибрагимов будет реабилитирован.

[1] Курсив мой – Р.Б. В деле Умидбаева будет упомянута и еврейская организация «МЕО» (вероятно, Маньчжурская Еврейская организация), имя Захара Магнина (руководителя -?), и сформулирована ее цель – создание национального государства в Палестине. ГААОСО, ф.1, оп.2, д.36674, 10об.
[2] ГААОСО, ф.1, оп.2, д.37386, л.26.

Некоторые дополнения, жительница Казани историк-краевед Клуба любителей казанской старины Гульнара Гильмутдинова опубликовала в Казанских ведомостях фотографию и сделала пояснения к ней.

...
- Мне не давала покоя фотография 1912 года, - рассказала Гульнара. - На ней изображены семь человек. Среди мужчин в правом углу мой прадед Хасан Халитов 1885 года рождения. Об остальных не было никаких сведений. Шесть лет мне пришлось собирать информацию у родственников и в архивах, чтобы наконец дойти до сути.
Сегодня старинное фото из семейного архива Гильмутдиновых можно считать расшифрованным. Трое мужчин слева оказались известными купцами Ибрагимовыми. Глава семейства Гильмутдин Ибрагимов (1846 г.р.) - выходец из деревни Шапкино Тетюшского уезда Казанской губернии (ныне Камско-Устьинский район). Он торговал бакалеей и хлебом и в 1881 году стал казанским купцом второй гильдии. Свой товар реализовывал в собственной лавке у мечети у Сенного базара. Рядом с отцом на фото два его сына. Старший Валиулла (1882 г.р.), которого называли «конфетным королем», в начале XX века был хорошо известен в торговом мире Казани. Организовав современное кондитерское производство и открыв несколько конфетных фабрик, Валиулла Ибрагимов вместе с младшим братом Усманом (1894 г.р.), тоже запечатленным на фото, учредил 5 апреля 1912 года полное товарищество «Торговый дом «Валиулла Ибрагимов с братом» с уставным капиталом 75 тыс. рублей.
Коммерческий успех, принесший купцу миллионы, позволил ему 8 февраля 1913 года заявить о своих капиталах и претендовать на первую гильдию. Кстати, именно Валиулла выкупил самый добротный по тем временам дом Шамиля (ныне Литературный музей Г.Тукая).
В центре снимка Ибрагим Бурнаев, сын известного благотворителя Мухаметсадыка Бурнаева, на чьи средства в Казани возвели знаменитую Бурнаевскую мечеть. Рядом с Хасаном Халитовым купцы Гиззатуллины.

История прапрабабушки.
- Есть еще фотография моей прапрабабушки Гайнулхаят Ибрагимовой. Это девичья фамилия мамы Хасана Халитова, - пояснила она. - Именно по ее линии мне удалось установить родственные связи нашей династии с династией купцов Ибрагимовых. Архивные документы указали на то, что Гайнулхаят (1858 г.р.) - предположительно двоюродная сестра Гильмутдина Ибрагимова. Когда прапрабабушка вышла замуж, то вместе с мужем и сыном они организовали торговый дом по продаже строительных материалов и мыла. Им удалось быстро подняться, стать зажиточными мещанами. Дело шло, Хасан женился, но в 1916 году его призвали в армию. Он погиб. Его мать Гайнулхаят жила со снохой Васимой и двумя внуками. В 1919 году прапрабабушка умерла от тифа. К сожалению, дом, где они жили в исторической части Старо-Татарской слободы, снесли. Но я его помню. Маленькой девочкой приезжала я на улицу Каюма Насыри, 32, к бабушке. Двухэтажный дом остался только на фото. А вот дома купцов Ибрагимовых в Старо-Татарской слободе сохранились.
Альбина АХМЕТЗЯНОВА. Тайна столетней фотографии. Дата: 09.08.2012 8:08:20 Выпуск № 117.

Tags: Владивосток, Вторая мировая война, ГААОСО, Еврейский вопрос, Казань, Маньчжурия, Мукден, Эмиграция, Япония, Японский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments