Rustam Bikbov (rbvekpros) wrote,
Rustam Bikbov
rbvekpros

Categories:

Японский след. 05. Акчурин Амрулла Азисович

Маньчжурия.
Дело одного из татарских эмигрантов, оставшегося после гражданской войны в Маньчжурии. Акчурин – сын достаточно процветающего коммерсанта. (Акчурина Тагира Агеев называет одним из руководителей организации татарской молодежи (или «Урал-Идель», в г.Хайлар). Акчурин Амрулла родился в 1902 году в деревне Усть-Рахманка Красно-Слободского района Пензенской области. По показаниям в 1917 году переехал к отцу в Маньчжурию.

Чем занимался с 1917 по 1924 год, восстановить не удалось. С 1924 по 1930 год занимался коммерческой деятельностью в Японии. Похоже, значительную роль в его жизни сыграл алкоголь. Мне всегда казалось, что татары преуменьшают пагубное влияние алкоголя на их жизнь (делаю это замечание не без тайной надежды, что они правы).

В 30-х он начинает сотрудничать с японской полицией и становится агентом японской разведки. О том, что его разведывательная деятельность принесла много пользы – сказать нельзя, но об усердии его говорят многие свидетели. Он и получит 25 лет. Он – не первый и не последний, и конечно, не потому, что татарин.

В деле упоминается допрос Ясинской в январе-феврале 1938 года. Подробностей выяснить также не удалось.[1]

И, тем не менее, я приведу материалы допроса унтерофицера жандармерии Фукуяма, под начальством которого несколько лет работал Акчурин. Как ведение протокола, так и перевод, сделанный с японского неким Макаренко, небезынтересны, но, боюсь, слишком тенденциозны и вызывают большие сомнения. Особенно по части полной противоположности позиций татарского и русского населения города:

«Об Акчурине я еще могу сказать, что он мною использовался по освещению взаимоотношений между татарами, живущими в городе Маньчжурии и русскими эмигрантами в том отношении, что между этими двумя национальностями развивался антагонизм.

В тот период, когда немцы захватывали русские земли и русские города, то часть русского эмигрантского населения болезненно переживали этот период, т.е. стояла на той точке зрения, что советские войска должны обязательно победить Германию. Может быть эта часть эмигрантского населения и не была советскими людьми, но они были русскими, а поэтому они совсем не хотели, чтоб Германия одержала победу над Советским Союзом.

С другой стороны, татары-эмигранты причисляли себя к Азиатским народам и поэтому всегда стояли на стороне японских властей, всегда защищали интересы Японии.

Поскольку у Японии был союз с Германией, поэтому они, татары-эмигранты, стояли на стороне Германии и желали ее победы над Советским Союзом. В виду этого Акчурину, с моей стороны давались специальные задания – изучения взаимоотношений этих двух групп враждебных между собой. В связи с этим Акчурин так же изучал ту категорию лиц из числа эмигрантского русского населения, которые явно выражало недовольство существующим режимом Японии, но назвать фамилий людей я сейчас не могу за давностью времени.

Акчурин действительно, как агент и как татарин стоял всецело за нашу политику и помогал нам в нашей работе честно».[2]

Допрос Фукуяма проходил в Хайларе 10 октября 1945 года.

В постановлении на арест от 1 сентября 1946 года будет написано, что Акчурин с 1938 года начинает сотрудничать…
15 февраля 1947 года прозвучит приговор – 25 лет ИТЛ.

[1] Напомню, что многие листы закрыты. Расспрашивать какими инструкциями руководствуются сотрудники архива, я не стал. Но не думаю, что речь идет только о том, чтобы кого-либо не дискредитировать, или о болезнях, или о возможных намеках на сотрудников контрразведки…
В деле также упоминается имя Ооиси Кикузиро. (л.70)
[2] ГААОСО, ф.1, оп.2, д.П-41611, л.69.

Tags: Вторая мировая война, Идель-Урал, Маньчжурия, Эмиграция, Япония, Японский след
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments