Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Возможное, но не принятое мною начало.

Чаще работаю с этим журналом belinka_club Клуб друзей Белинки. Рабочая тетрадь.
Одна из попыток "параллельного" написания текста. Отчасти свой отпечаток наложили видеомонтажные работы. Слишком рыхлой получалась первая часть книги, слишком обрывочны и бедны сведения о дореволюционной жизни мусульманской диаспоры. Разработку такого подхода приостановил. Хотя, возможно, что однажды этот опыт поможет найти иное решение. Одним словом, тоже лаборатория, но с более определёнными темами.
Collapse )
Поддержка развития проектов https://money.yandex.ru/to/410016023842872

Где уж, где сковородка: Рубаи Омара Хайяма "глазами" английского иллюстратора Рональда Бэлфура

Вопрос отчасти в другом. Если с английского перевести рубаи (а рубит он с плеча... без оглядки, потому так близок русскому сердцу... а может, он и бежал с Руси или его выслали, чтобы не рубил с плеча... не знаю, какое он место может занимать в мусульманской традиции) Хайама на язык оригинала? У англичан должна разыграться фантазия - это точно... Рубаи - рубленые... нет, не дом, не мясо... "отрезать", "оборвать"... Иллюстрации - нечто прямо противоположное, но крайне занимательное.
Оригинал взят у chudina_ij в Mалоизвестные иллюстрации к "Рубаи" Омара Хайяма английского иллюстратора Рональда БэлфураCollapse )

Многоточия и вопросы.

По мере продвижения вперёд (понятие "направление" приобретает субъективно-оценочные оттенки, "вперёд" - да, но резонно спросить: относительно чего?) я не переставал спотыкаться о пустоты, лакуны... Есть чисто лингвистическое определение понятия: - "Лаку́на (в узком смысле, т. н. языковая лакуна) — отсутствие в лексической системе языка слова для обозначения того или иного понятия". Упрощённое определение - пробел, пропуск, тёмное, неясное место. Так или иначе, не пустота, но и не кочка, о которую можно запинаться. Продолжив чтение, вы поймёте, какой смысл я вкладываю в этот термин.
Итак, двигаясь в диктуемом интуицией направлении, которое готов назвать направлением "вперёд", спотыкаясь о лакуны, но не проваливаясь в них, я заполнял эти лакуны, или ставил метки, вопросами и многоточиями. Многоточия - зыбкая почва, не особо продуктивная, казалось, но позволяющая сдеалть следующий шаг. Это не значит, что мне нечего было сказать, порой слишком много мыслей, теснясь и пихаясь, претендовало на то, чтобы заполнить эту лакуну, а я терял из виду основную мысль и принимал решение не разбираться, какая из альтернатив предпочтительней, и просто накрывал лакуну многоточием, чтобы не провалиться в сад разветвляющихся тропок, проскочить по этим точкам дальше, чтобы не упустить из виду увлёкшую меня ассоциацию... Альтернативные мысли и ассоциации разводили твой рассудок в разные стороны (рассудок всегда пасовал перед альтернативностью, а разум может себе позволить не спешить прийти на помощь), ставя под сомнение обоснованность того или иного положения, одно из которых я вынужденно (но без рассудка и формальной логики вообще бессмысленно о чем-либо говорить) закладывал в основу своих поисков и движения...
Анализируя эту ситуацию, я прихожу к выводу, что не так уж бесплоден подобный подход, когда перед глазами нет никаких образцов, а рядом - руководителя, который мог бы что-нибудь посоветовать. Итак, если не многоточием, обозначающим РАЗВЕТВЛЕНИЕ, развилку, то заполнять подобные лакуны постараюсь вопросами, которые при этом не перестают указывать на недостаток информации или на недостаток времени, или на недодуманность, непродуманность возможных последствий при выборе одного из альтернативных путей или ответвления.

Второе. Пытаясь анализировать пройденный путь, я достаточно хорошо порой вижу и тупики, в которые упирается мысль, одна из опасностей, которая поджидает всех подобных путешественников во времени - это осознанность мотивов, мотивировка при выборе направления своих поисков, которые - и это важно - преображают предмет исследования до неузнаваемости. Погружаясь в частности, стараясь не забывать сверхцели исследования, независимо от тебя самого, ты видишь, что пройденный путь преображает твоё видение исходной точки, исходной цели... А сиюминутное, постоянное и вечное настоящее, вовлечённость в реальное бытие усложняет процесс саморефлексии, самосознания, не столько контроля над мотивами, сколько их осознания, мотивами, которые влияют на выбор и его обоснование.
Но если я не могу в полной мере осознать свою ангажированность, казалось бы, при полной независимости исследования, свои мотивы, я должен постоянно помнить об этом, внося определённые поправки. И именно с точки зрения "субъективного интереса" подвергать сомнению и критике свои положения...
Помнить об обусловленности моего внимания к тем или иным социальным явлениям, что в свою очередь может стать причиной того или иного подхода к причинно-следственным связям, исказить их или преобразовать...
Философия каждый раз начинает с самого начала (из уроков Шеллинга, хотя не сомневаюсь, что не он первый сказал об этом). Но сегодня мне хотелось бы добавить: философия каждый раз вновь умирает в конкретном человеке, в конкретном исследовании, когда умозрительное отношение к миру приводит в тупик, когда теряешь надежду найти какие-либо основания в своём собственном разуме, основания, на которые может опереться мысль, чтобы продолжить свой путь.
Философия умирает, выталкивая тебя в жизнь. Одним из признаков смерти философии может являться рождение в тебе истории, некой точки фиксации, оси, опираясь на которую, размышления о будущем превращаются в движение исторического пространства... Факты не имеют никакого смысла, если не служат лишь шлифовальным инструментом, позволяющим совершенствовать огранку целей и ценностей. Определяя цели исследования, мы можем опереться только на представление, которое никогда не раствориться в понимании, незыблемых ценностей, "осевых", ценностей, в движении по пути к которым, мы и можем определить свою цель... целеполагание, целеполагающее сознание, которое, быть может, позволит приблизиться к пониманию этического познания мира при сосуществовании множества парадигм, при альтернативности возможных подходов...
С невероятным трудом подыскиваю слова, чтобы пояснить свои мысли... Остаюсь нерусским, впрочем, не стремясь стать русским... 

Несколько слов о "философии истории".

По мере продвижения вперед – к этому предисловию я возвращаюсь постоянно, и до сих пор оно меня не удовлетворяет, я все больше понимаю, что хотел бы рассматривать не вопросы истории, тем более исключительно татар и башкир, тем более татар и башкир Урала, - нет, я все больше желал вернуться к тому, с чего начинал – к философии, и оглядываясь на свой путь, вижу, что, собственно, не ушел далеко. И работа моя, независимо от моего желания, приобретает историко-философской характер. Одним словом, надеюсь, что я занимался философией истории.
Collapse )